Социальные

Дети Войны: Истории украинских женщин, которым пришлось эвакуироваться беременными, с маленькими детьми и родить в чужой стране

Автор: Elena Cobîlean
08/12/2022 5900

На ноябрь 2022 года Украину покинули более 7,5 миллионов беженцев. По данным UNHCR, 86% беженцев — это женщины. При этом, 7% опрошенных покинули страну с детьми в возрасте до 4 лет. 5% также выехали в сопровождении неродных детей.

По предварительным подсчетам, более 120 тысяч женщин покинули Украину. 18 тысяч из них нуждались или могли нуждаться в экстренной медицинской помощи. 

Доктор Эндрю Уикс, профессор международного материнского здоровья в Ливерпульском университете, изучавший риски войны для беременных женщин, в своем интервью для NBC News отмечает, что в большинстве своем родоразрешение происходит без каких-либо проблем. В то же время он отмечает, что примерно у 30 процентов всех женщин обычно развиваются осложнения во время беременности, и еще 20 процентов нуждаются в неотложной помощи во время родов.

Большинство этих проблем можно обнаружить во время рутинных дородовых осмотров, но когда медицинская помощь задерживается, а осложнения не лечатся, беременные женщины подвергаются повышенному риску преждевременных родов и других проблем.

“Небольшие вещи, которые обычно обнаруживаются, прогрессируют и становятся все хуже и хуже. И последствия ужасны”, - подчеркивает Уикс.

Необходимость в постоянном обследовании и ведении беременности, а также в наблюдении педиатрами детей, зачастую становилась преградой для окончательного решения об эвакуации. Однако, как видно из статистики, женщины Украины делали свой сложный выбор и стремительно покидали родину, чтобы обеспечить себе, своим детям и еще нерожденным младенцам безопасность.

Анна

“Нет, я не собиралась никуда уезжать, я верила, что мы победим. И вообще, я на 7м месяце беременности! У меня роддом в 15 минутах от дома. Куда ехать? Муж тут, военный, я здесь нужна. Но… бои шли уже на околицах Киева. Мы пережили в подвале первую неделю воздушных боёв. Над нами горели самолеты и свистели ракеты, автоматные очереди были совсем рядом. Как стреляют из танка я видела и слышала раньше в фильмах о войне. А тут совсем рядом… все казалось, как в замедленной пленке, вроде бы кто-то снимает фильм о войне рядом… Старшая дочь перестала спать ночами, и я понимала, что это уже определенная стадия психоза. Я носила под сердцем новую жизнь, и рядом дочка 15 лет, которая еще ничего толком не видела. Ей за что все это досталось то? Страшно… страшно было рожать в чужой стране. Теперь страшнее было оставаться рожать в своей”, - начинает свой рассказ Анна. Она - одна из тысяч, кто покинул страну, спасая себя и своих детей. Анна и ее старшая дочь Дарья проделали колоссальный путь до Великобритании, чтобы Виктория, а именно так семья Витковских, назвала свою дочь, смогла родиться в безопасности, вдалеке от сирен, тревоги и необходимости постоянно спускаться в бомбоубежища.

“Когда в Мариуполе обстреляли роддом, я приняла окончательное решение, что нужно уезжать”.

По оценкам Фонда народонаселения ООН, 265 000 украинских женщин были беременны, когда началась война, и 80 000 должны были родить в течение следующих трех месяцев. По данным ООН, которые были сделаны исходя из уровня рождаемости в Украине в 2022 году, только в июле прогноз рождаемости составлял около 1000 рождений в неделю. При этом в ближайших странах, куда эвакуировались женщины, за 4 недели ожидалось не менее 2000 рождений.

“Когда в Мариуполе обстреляли роддом, я приняла окончательное решение, что нужно уезжать. Я позвонила своей знакомой Алене, которая уже несколько раз спрашивала, готовы ли мы выехать в Англию, и она начала искать для нас семью. Старшая дочь категорически отказывалась ехать, устраивала бойкоты и запиралась в комнате. Но я потихоньку собирала чемоданы. Я взяла несколько памперсов, пеленку, немного одежды для новорожденного, все могло в дороге произойти…нужно было мыслить трезво!”

Как оказалось, найти принимающую семью для беременной женщины, которой вот-вот рожать, было проблемой. Раз за разом приходили отказы, так как никто не хотел брать на себя такую ответственность. “В основном это были пожилые пары, конечно, им не нужна была роженица с заботами. Я немного расслабилась и решила, что ну не судьба. И тут снова звонок от Алёны: «Аня, вам нужно выезжать подальше от Киева, я продолжаю искать семью для вас»”. 

“Итак, 24 марта 2022 года, ровно через месяц от начала войны, пересекая блок-посты мы удалялись от Киева.” А спустя несколько дней Анна получила долгожданную новость - Алена нашла спонсоров - пожилую семейную пару, которая была готова принять их у себя. Анна с Дарьей переехали в Стрий и стали готовить документы для получения визы.

“Это было 26 марта. Мы сели обедать, и я читаю ленту новостей, что бомбят Львов… Мы только утром оттуда уехали! На следующий день позвонил папа и сообщил, что они пережили ужасную ночь… и хорошо, что уехали мы, так как я бы точно раньше родила от такого стресса”.

Анна находилась на позднем сроке беременности, и возможность совершить перелет в Европу зависела от скорости решения вопросов. Благодаря Алене, беременная Анна и ее дочь Дарья имели готовый маршрут и купленные билеты. Их путь лежал через Польшу. К счастью, в марте польские власти и волонтеры уже наладили логистику, и беженкам вроде Анны, не приходилось больше идти пешком по 5 км или стоять в нескончаемых очередях. До Кракова Анна с дочерью добрались за 4 часа. Там волонтеры обеспечили им ночлег и возможность принять душ. На следующий день им предстоял перелет из Кракова в Париж. 

“Я всегда безумно боялась летать. Но в этот раз я себе сказала «так надо», и мы продолжали ждать регистрации на рейс. И вот они проходные турникеты на таможне в аэропорту. Я как обычно сняла верхнюю одежду, часы, положила вещи и дамскую сумочку на движущуюся ленту для скрининга содержимого внутри. Свободно прошла турникеты-металлоискатели. Очевидно, я уже была слишком беременная. Дочку досматривали долго, но в результате нас все равно пропустили”.

В Париже Анну и Дарью встретила Эстель - хрупкая женщина, мать четырех детей, которая дала дом и обеспечила их всем необходимым на целый месяц. Потому что именно столько им пришлось ждать документы на право въезда в Великобританию.

“Я была на связи постоянно с ожидающей нас семьей в Англии, которые очень нервничали из-за затянувшихся сроков по документам. Эстель, наша французская покровительница, начинала изрядно нервничать, так как ее беспокоил мой третий триместр и отсутствие каких-либо медицинских страховок. Нам предлагали оставаться во Франции. Мои родители также переживали, что время идёт, а мы все сидим. Папа предлагал обращаться к моей куме в Германию, и переезжать туда. Во всем этом непонятном положении я была внутренне настроена до конца ожидать визу в Англию”.

В соответствии с открытыми данными Правительства Великобритании на ноябрь 2022 года визу в Великобританию запросили 196 200 беженцев из Украины. На продление права на пребывание зарегистрировались 20 600 человек.

“И вот наконец я получила визу накануне пасхального уикенда! Ура и ах…. На дочку виза не пришла. Мы понимали, что как минимум 4 дня выходных ничего происходить не будет. Эстель нас приглашала провести пасхальный обед в семье ее родной сестры, и мы вежливо согласились. Я напекла наших пасок, как обычно я это делала дома. Это добавляло чувство комфорта, что вроде бы ты не совсем в другой стране. Мы прекрасно провели время под классический французский обед с запеченными ножками ягнёнка, разнообразием сыров, и сногсшибательным десертом. Я начинала расслабляться спустя 3,5 недели, вырвавшись из тисков непрошеной войны”.

Виза для дочери пришла спустя несколько дней. Но на тот момент срок беременности Анны превысил допустимые сроки для перелета по английским законам на целую неделю. Поэтому было решено ехать на английском экспрессе под Ла-Маншем. Больше трех часов пришлось потратить на то, чтобы найти нужную кассу, а потом выстоять очередь за билетами на английский экспресс. “Мы отстояли свою очередь и пообщались с парнем, говорящим на русском языке. Меня ждал очередной шок. По его словам, экспресс для украинских беженцев больше не давал бесплатные билеты, т.к. многие наши соотечественники по украинским паспортам получали бесплатные билеты и затем их продавали…. Нам нужно было ехать на север Франции около 2-х часов на электричке, и затем на пароме пересекать Ла-Манш до Англии. Я стояла от этой новости несколько минут в ступоре. Мысли о том, что мне со своим животом нужно куда-то ещё снова тащиться с чемоданами, не добавляли воодушевления, а вернее забирали много сил…Наконец-то я совладала с собой и позвонила Алене. Она мне кричала в трубку, чтобы я нашла билетные кассы компании Star и требовала свои билеты на экспресс до Лондона, т.к. эта информация висит на сайте. Я ещё раз попытала судьбу и подошла к служащему спросить за кассы. Нам объяснили, что кассы для украинцев на 2м этаже. В итоге все нашлось, очередь была небольшая, и через 40 минут в руках я держала два заветных билета”. 

Дорога до Лондона прошла без потрясений. А вот уже на территории Великобритании Анна столкнулась с необходимостью объяснять работнику метро, почему они с дочерью путешествуют без билетов. Весь путь был спланирован Аленой - знакомой Анны, которая на волонтерской основе помогала не только ей, но и другим беженкам из Украины.

В Колчестере Анну и Дарью встретила пара, которая вызвалась их приютить - Ники и Клайв. Они отвезли своих гостей в дом, где заранее подготовили комнаты: отдельно для Дарьи и отдельно для Анны и будущей малышки. 

“Сроки не ждали никого, и буквально на следующий день мы с Ники поехали в центральный госпиталь ставить меня на учёт как сильно беременную. Я долго отвечала на вопросы, меня взвесили и померили рост, а также проверили давление. Для моего срока, возраста и веса малышка развивалась стремительно и благополучно. Оставалось сделать УЗИ. И тут мы застряли почти на 3 часа… Меня посадили в кресло и подключили к аппарату отслеживания сердцебиения младенца. Медперсонал был дружелюбен и приветлив. Я даже немного расслабилась и вздремнула. Прошёл первый час измерения пульса и сердцебиения, медсестры подходили, что-то проверяли и уходили. На втором часу ситуация начинала меня напрягать, и я уже начала спрашивать, что там происходит с младенцем и все ли в порядке? Малышка в утробе очень активничала, и постоянно перемещалась в противоположную сторону от прикрепленных к животу датчиков. И так продолжалось 2,5 часа. В конце пришёл доктор и прикатил ещё один аппарат УЗИ, чтобы проверить расположение ребенка. Слава Богу все было в норме! Но меня попросили приехать ещё раз на следующий день. Второе УЗИ также показало, что все в порядке”.

“У меня же была горячая пора. Мы с Ники заполняли какие-то документы и формы каждый день. Нужно было все успеть до родов: оформить старшую дочку в местную школу, зарегистрироваться в Центре Занятости, открыть счёт в банке и т д… Через несколько дней пребывания в Колчестере мы с Ники поехали к волонтерам, которые помогали беженкам именно из Украины. Моему удивлению не было предела - мне выдали все, что нужно было для малышки на первое время. Я также выбрала коляску, ванночку и кресло для авто. В Англии без кресла никуда с самого рождения”. 

“18 мая приехала на встречу к очередным акушеркам, и мне сообщили, что у меня повышенный сахар в крови. Посоветовавшись с департаментом, которые ведут диабетиков в главном госпитале, где мне предстояло рожать, мне предложили срочно ложиться на стимуляцию родов, т.к. есть риск прогрессирования диабета беременных, ребенок будет быстро набирать вес и мне сложно, в итоге, будет рожать самой. Я согласилась, т.к. первые роды мне тоже стимулировали, и меня ничего не смущало. Мы договорились на 22 мая”.

Роды — это крайне сложный и непредсказуемый процесс. Невозможно предугадать, что может пойти не так. В случае с Анной, родоразрешение затянулось на три дня. Да, такое могло произойти и в Украине, но тут накладывался стресс, языковой барьер и правила ввода медикаментов. 

“Спустя десятки часов, стимуляторов, обезболивающих препаратов, вакуума, ребёнок вышел полностью, и я услышала первый крик! 24 мая в 5.15 родилась моя Виктория! Имя мы дали ещё будучи в Париже, гуляя в центре. Даша тогда спросила, как же мы назовём младшую сестричку. Пинок в живот мы услышали на имени Виктория. Так и решили! Виктория пришла в эту жизнь как символ будущей победы!” 

Екатерина

Екатерина Жук на момент начала войны проживала в Киеве вместе с мужем и тремя детьми, младшей из которых на момент эвакуации был 1 год и 11 месяцев. Они эвакуировались всей семьей вместе с мужем, так как семья с тремя детьми считается многодетной и позволяет отцу также пересечь границу. Первым пунктом для эвакуации был выбран Кишинев. 

“Нас должны были отвезти в Кишинев в какой-то распределительный центр, как нам сказали. Мы ничего не понимали. Куда мы едем? Что мы едем? Где мы будем жить? Как ночевать?”

В соответствии с результатами анонимного опроса, проведенного среди женщин, которые эвакуировались из Украины с маленькими детьми или будучи беременными, основной проблемой стали очереди и недостаточно скоординорованная работа пограничных служб. В то же время, большинство отмечают очень лояльное отношение общества, работников центров для беженцев и медицинских работников к ним и их детям. Респондентки также отмечают, что им не хватало на границе и в центрах для беженцев отдельных специалистов.

Маргарита

Маргарита приехала в Молдову вначале февраля. Тогда о войне только ходили слухи, но никто толком не верил, что это возможно. Ее мужа, работника гостомельского стекольного завода направили в Кишинев в командировку. И они решили поехать всей семьей, чтобы посмотреть новый город. Маргарита была беременна, но в планах было вернуться 8 марта, поэтому мыслей о том, чтобы рожать в другой стране не было. Как не было и планов оставаться дольше, чем на месяц. 

“Я уже была в положении, тогда это были ранние сроки. Мы приехали сюда на месяц, взяли только вещи, которые бы предполагаемого нам пригодились бы. Из-за того, что с нами был старший ребенок, большая часть вещей была собрана для нее. Мы никак не предполагали, что придется здесь рожать…”

Когда началась война, планы на возвращение домой отпали: “В первую очередь, мы не думали о том, что вот как нам здесь остаться. Мы, конечно, переживали и думали о том, как вывезти родителей. Как вообще быть, кто куда собирается, кто куда уезжает? Мы просто решали, как обезопасить родственников и хотят ли они вообще ехать. Например, моя бабушка, ей 84 года, она не хочет никуда ехать и заставить её было очень сложно… Вот так наступил этот день, и потом были просто месяцы”. 

Маргарите и ее мужу предстояло не только решить, как помочь своим родственникам, оставшимся в Украине, но и определиться, как жить дальше в Молдове. Потому что квартира была арендована только на месяц для командировки, завод, на котором работал муж Маргариты, был разрушен, старшей дочке скоро должно было исполниться 3 года и ее нужно было устроить в садик, а самой Маргарите предстояло как минимум встать на учет по беременности. И с этим всем начали возникать сложности, потому что на момент начала войны они уже были на территории Молдовы, это были первые недели, когда поток беженцев хлынул в Молдову, и государственные структуры еще не были готовы.

По состоянию на 10 марта в Молдове находилось около 106 тысяч беженцев, из которых более 48 000 детей в возрасте до 18 лет. Из общего числа детей наибольшая группа приходится на возраст от 0 до 6 лет.

 

“К счастью, владелец квартиры пошел нам навстречу, и мы заключили новый договор аренды. Мужа взяли на постоянную работу, и мы начали приспосабливаться к новой реальности. С первых дней как стало понятно, что мы остаемся, я пошла узнавать, как встать на учет. Я знаю, как это происходит в Украине, но тут все немного иначе”.

“Никто не знал, что с нами делать. Ведь в Молдове беременность ведется бесплатно, но для этого нужно встать на учет. А на учет можно встать только через систему…”, - рассказывает Маргарита. В результате она приобрела полис медицинского страхования за свои деньги и встала на учет, и только после этого узнала, что все это можно было сделать бесплатно, просто показав украинские документы. “В конце марта сказали, что можно было просто туда прийти и предоставить документы и сказать, что я из Украины, и это всё было бы бесплатно, меня бы внесли в базу. Но уже получилось, как получилось. Но такие вот технические моменты, о которых, например, даже сейчас мамы не знают, что можно это сделать бесплатно, но просто никто, даже сами врачи в поликлинике не знают”. 

На сегодняшний день беженцы из Украины могут обратиться за информационной поддержкой на сайт https://dopomoga.gov.md/, где есть ответы на часто задаваемые вопросы, полезные ссылки, а также контактные телефоны на случай возникновения дополнительных вопросов. 

“Одна женщина мне здесь в поликлинике сказала, что, Маргарита, если вы лично не будете ходить и просить то, что вам надо, вам это никто не принесёт. Поэтому вам нужно брать все документы, что у вас есть и ехать в медицинский центр, и там выяснять все вопросы и у них узнавать порядок действий. Поэтому, по всем вопросам, которые меня интересовали, я брала всё, что у меня есть, и ехала, и узнавала, уточняла, как это происходит, и получала информацию”. 

Позже, когда пришло время рожать, муж Маргариты просто отвез ее в Центр матери и ребенка. Ее приняли без каких-либо вопросов.

“От того что это 2 роды, у меня была такая некая уверенность, не было такого страха, я понимала, что и как, что зачем будет. Плюс, первые роды прошли быстро, поэтому я понимала, что 2 будут, скорее всего, еще быстрее. Оно так и получилось, слава богу, без никаких либо осложнений. Я только очень расстроилась, что нельзя было с мужем рожать, потому что я рожала с мужем в первые роды, и он очень ну меня поддерживал”. 

За первые 6 месяцев войны в Украине в Молдове зарегистрировано почти 20 тысяч обращений за первичной, экстренной или стационарной медицинской помощью от беженцев. Из них не менее 9201 детей и 3219 беременных женщин. За первые полгода 129 женщин из Украины родили в Республике Молдова.

Сын Маргариты Матвей получил при рождении молдавское свидетельство о рождении, что также стало некоторым препятствием для получения помощи.

“Для получения помощи мне нужна бумажка о том, что мой ребенок гражданин Украины” 

“Потому что, например, смотрят на свидетельство о рождении и говорят - так у вас ребёнок молдаван вам как бы не положено ничего. Вот идите и делайте ребёнку паспорт, или берите справку, или как-то получайте в Молдове украинское свидетельство о рождении”, - делится своим опытом Маргарита.

В то же время, менеджер центра приема беженцев от АО “Национальный конгресс украинцев в Молдове”, через который прошли более 5 тысяч беженцев, Диана Юларжи рассказала, что в их центре беременные беженки получают помощь при первичном обращении, а также после родов. Она также отметила, что у них всегда есть соски, бутылочки, памперсы, кремы, присыпки - то есть все необходимое для ребенка, который только появился на свет.

Что касается старшего ребенка, то Маргарита еще в марте начала процедуру устройства Элианны в детский сад. Она понимала, что ребенку нужна социализация, ведь неизвестно, когда война закончится. Также она понимала, что сама с двумя детьми не справится. Весной они прошли все необходимые медицинские обследования, правда тоже на платной основе, так как информации еще не было. В марте записались в садик, однако место получило только в июне. Сейчас ребенок проходит адаптацию, но в целом чувствует себя нормально.

“Дочка понимает русский, и я смотрю, ей несложно. В группе есть детки и русскоговорящие, и румыноговорящие, но в основном мало кто разговаривает. Спит хорошо, кушает хорошо, главный вопрос с горшком решён, всё в порядке. Конечно, болеет часто, но это адаптация. Я понимаю, что это все проходят и лучше сейчас это пройти, чем потом иметь осложнения”.

По данным Министерства образования и исследований на 13 сентября 2022 года в школы и детские сады Республики Молдова были зачислены 1 676 детей беженцев из Украины. При этом в детские сады был зачислен 521 ребенок, из них 25 в возрасте до двух лет, 94 – до трех лет, 139 – до четырех лет, 140 – до пяти лет, 110 – до шести лет и 13 семилетних. При этом есть дети, которые обучаются в классах и группах с румынским языком обучения. 

Дочка Маргариты также обучается в группе, где воспитатель - румыноговорящая. Но там есть русскоязычные нянечки, которые помогают с адаптацией и социализацией ребенка.

Светлана

Светлана Мороз - адвокат, кандидат юридических наук, и управляющий партнер Юридической компании Dictum и мама трехлетней дочки Златы. Начало войны застало их, как и других украинцев за работой, планами и мечтами. И если 23 февраля все было расписано и понятно, то 24 пришлось принимать самые важные решения - как и куда эвакуироваться вместе с маленьким ребенком.

“23 февраля как раз была завершена работа над маркетинговой стратегией компании Dictum на ближайших три года, одним из ключевых направлений компании было выбрано GR – government relationship, лоббирование интересов бизнеса перед государством, помощь бизнесу в коммуникациях, в сопровождении отношений, и в спорах бизнес-государство.

Это направление было выбрано не случайно, компания Dictum уже 6 лет системно помогает бизнесу во взаимоотношениях с государством и обучение, которое я прошла накануне 11–13 февраля 2022 года по теме GR помогло сформировать мысли и определить GR как направление в бизнесе.

Кроме бизнеса, есть еще одна у меня работа 24/7 – и это самая лучшая работа в мире, это работа мамой. Я воспитываю трехлетнюю девочку, а на момент эвакуации дочке исполнилось 2.5 года”, - рассказывает Светлана.  

“Злата до сих пор почти каждый день вспоминает, как громыхали бомбы, и что она не может вернуться в свой дом жить, потому что там летят бомбы, которые его разрушили”.

“Это удивительно и страшно как маленький ребенок спустя 9 месяцев до сих помнит первый день войны в деталях. Мы жили в 7 километрах от Гостомеля, где начались первые боевые действия в Киевской области и над крышей нашего дома летели вертолеты и самолеты, мы слышали взрывы и видели густой черный дым – в котором сейчас вся страна.

Еще 23 февраля я читала маркетинговую стратегию компании, а 24 февраля вся страна проснулась под взрывы.

Было ощущение и уверенность что все закончится к вечеру, максимум через неделю, ведь также не может быть в 21 столетии – что в центре европейского континента возможна третья мировая война методами и техникой времен Второй мировой войны. Мы украинцы тогда не верили, что другие страны не смогут предотвратить затяжную войну на нашей территории. И спустя 8 месяцев, вернувшись уже в Киев, нет окончательного понимания мирового устоя, почему в век цифровых технологий мы боремся за то, чтобы уничтожить огнем как можно большее количество огня”. 

Будучи не только мамой, но и специалистом высокого класса, Светлана анализирует ситуацию не только эмоционально, но и практично. За время своей эвакуации она смогла сформулировать 8 чётких правил, к которым, несомненно, стоит прислушиваться, если вам предстоит подобный путь.

  1. Во время войны не стоит надеяться, что:
    • будет возможность вернутся домой;
    • что уезжаете на неделю;
    • соседи смогут присмотреть за вашим жильем, или вашими животными.
  2. Война неделю или год, все равно это война – и нужно эвакуироваться в безопасное место при любом удобном случае, и не ожидать окончания войны.
  3. Когда воспринимаешь эвакуацию как то, что навсегда тогда и подготовка лучше, и сборы качественней.
  4. С маленьким ребенком нужно эвакуироваться туда, где смогут помочь присмотреть за малышом.
  5. Во время войны усложнены логистические маршруты, поэтому необходимо предусмотреть место, где сможете остановиться, отдохнуть. При этом, на отели не стоит рассчитывать – мест свободных не будет, нужно сразу договариваться со знакомыми, у кого можно будет остановиться. 
  6. При выборе другой страны для эвакуации лучше выбрать ту, где много диаспоры вашей национальности, так лучше адаптация на новом месте пройдет, и не будет сложностей с языковым барьером.
  7. Также, очень важно узнавать у друзей, знакомых, кто и куда эвакуировался, и присоединиться к ним или проходить эвакуационный путь вместе – так как коллективно легче, помощь друг другу, и преодоление барьеров совместно.
  8. В войну, как правило, женщины эвакуацию проходят сами с детьми, без мужчин. Поэтому с собой необходимо брать вещи первой необходимости, так как тяжелый багаж с множеством транспортных пересадок и ребенком на руках будет только мешать.

Особое внимание Светлана рекомендует уделять коммуникации. Ведь в наше время в интернете можно найти массу сообществ и групп, которые объединяют диаспоры в разных странах (напр. «украинцы в Германии», «украинцы в Канаде» и т.п.). Информация из таких источников, а также возможность задавать вопросы поможет при адаптации на новом месте. Именно локальные организации диаспор могут стать опорой для беженок с детьми.

“В другой стране сразу нужно начать из знакомства с местной диаспорой. Как правило на местах функционируют общественные организации, куда стоит обратится.

В организациях местных диаспор помогут:

  • с инструкциями куда обратится и по каким вопросам: социальная, миграционная служба и т.д;
  • с переводом и преодолением языкового барьера;
  • с помощью поиска арендного или социального жилья;
  • обратится за медицинской помощью;
  • контактами волонтеров, готовых сопровождать переселенцев;
  • с одеждой, питанием, средствами гигиены (многие волонтеры на базе организаций диаспоры обеспечивают вещи первой необходимости).

Не менее важным, и то что обычно упускается из виду это:

  • специфика местного языка;
  • традиции и обычаи;
  • религия;
  • ментальность.

Может казаться, что это не имеет значения, но нужно понимать, что мы приехали в другую страну, и нужно принимать законы и нормы жизни страны”. 

Конечно, миграция из-за военных действий, это одно из трагических последствий. Но даже в этом случае, даже в новой стране необходимо адаптироваться к новым реалиям и искать новые возможности.

“Миграция в другую страну дала мне как позитивный, так и негативный опыт”, - рассказывает Светлана: “К сожалению, с арендой жилья мне попались недобросовестные брокеры и «помогли» мне арендовать жилье в три раза дороже рыночной стоимости. Это как раз и есть следствие незнания местного языка, и не обращения в местную диаспору в первый же день своего приезда. 8 месяцев войны я прожила с дочкой в Турции, и я увидела разное отношение местных жителей. Одни сочувствовали и искренне помогали, другие – видели иностранку, как возможность обмануть/заработать. Также, местные иногда воспринимали как незваных гостей. Также, при адаптации к новому климату, к новой среде ребенок практически все время болела. И мы столкнулись с неправильными диагнозами, неправильными назначениями, как следствие усугубление болезней. И как иностранцу сложно доказать врачебную ошибку, так как все «списывается» на то, что пациент/его родитель не может объяснить на чужом языке симптомы, а переводчиков в больницах не предоставляют.

Сотрудничество с местной диаспорой привело меня к развитию бизнес-клуба украинских предпринимателей, которые также, как и я мигрировали в Турцию. С апреля месяца и по сегодняшний день в клубе 240 человек – мы провели большое количество встреч, были также экскурсии на местные фабрики/бизнесы. Многие открыли и начали бизнесы с 0 в Турции. Группа в телеграмм продолжает функционировать и сегодня онлайн.  Полезные советы, общение с экспертами, актуальные новости, обмен контактами – то, чем мы делимся в группе и то, что помогает нашим соотечественникам делать бизнес в Турции. Я также начала учить турецкий язык, и возможность читать на турецком, а также перенятый опыт от турецких предпринимателей подтолкнуло меня к тому, что нужно открывать офис Dictum в Стамбуле и помогать нашим соотечественникам развивать бизнесы в Турции”. 

Сегодня Светлана вместе с дочкой находятся в Украине, так как Светлане было необходимо вернуться к управлению бизнесом, а ребенку было важно увидеться с отцом. К сожалению, ситуация в стране не только не улучшается, но и становится с каждым днем все хуже. И тысячи женщин с детьми, беременные или только родившие ежедневно должны принимать одно из самых важных решений в своей жизни - куда и как бежать из своего дома. 

В настоящее время страны ЕС, Молдова, Турция, Великобритания и многие другие принимают граждан Украины, бегущих от войны, обеспечивая их всем необходимым, включая временное жилье, бесплатную медицинскую помощь, бесплатные курсы языков и освоения новых профессий. По всему миру работает масса организаций, которые помогают финансово.

 

Расследования по теме

Предыдущая статья на эту же тему

Следующая статья на эту же тему

Материалы платформы www.anticoruptie.md могут быть использованы только в сокращении до 1.000 символов. Все интернет ресурсы обязаны указывать источник и прямую ссылку на статью. Печатные издания, радиостанции и телеканалы должны озвучивать источник. Копирование полного текста разрешается только с предварительной договоренностью с Центром Журналистских Расследований. Статьи, опубликованные на портале www.anticoruptie.md защищены Законом об авторском праве и смежных правах.

Комментарии