Социальные

Коррупция и беззаконие в предоставлении степеней инвалидности в АТО Гагаузия

Foto: CIJM
Автор: Valentina Keban
25/07/2016 5424

Получить или продлить группу инвалидности без взятки с каждым годом становится всё сложнее. По неофициальным данным, так называемая «благодарность» членам комиссии оценивается в размере от 100 до 300 долларов, в зависимости от степени тяжести состояния человека. Тем не менее, о проблемах предпочитают молчать все: как врачи, так и пациенты.

 С такими анализами можно работать даже без одной почки…

Пятидесятилетней Марии Н. (имя было изменено) из г. Комрата удалили одну почку. Долгое время не могла прийти в себя, потому что организм уже не молодой и состояние здоровья было тяжелое. С трудом передвигалась, больше двух килограмм поднять не могла. Тем более, выходить на работу, где надо было целыми днями на ногах быть и принимать товар, поднимая тяжесть до 20 килограмм. «После операции мне дали первую группу инвалидности сроком на один год» - говорит Мария Н. 

Согласно постановлению правительства от 23.01.2013г., группы инвалидности упразднены, а вместо них теперь существуют три степени инвалидности: тяжелая, выраженная и средняя. Ключевую роль в определении степени играет трудоспособность, выражаемая в процентах. Так, тяжелая степень инвалидности характеризуется тяжелыми функциональными нарушениями, а работоспособность этой категории оценивается в пределах 0-20%. Выраженная степень предполагает трудоспособность в размере 25-40%. Средняя степень инвалидности — 45-60% трудоспособности.

По истечению одного года, после того, как Марии Н. определили тяжёлую степень утраты жизнедеятельности и трудоспособности, пришло время продлевать документы. Она прошла все кабинеты, сдала необходимые анализы и предоставила их к рассмотрению членам территориального Консилиума.

«Мне сказали, что результаты моих анализов не такие уж и плохие, чтобы можно было продлевать группу. «C такими анализами можно работать», - сказала одна из членов комиссии. В итоге с первой группы меня сняли и дали мне вторую группу, но опять же, временно, на год, авось да почка восстановится», - продолжает Мария Н.

Через год, когда Мария готовилась в очередной раз продлевать инвалидность, в очереди, где, кстати, сидели люди без рук, без ног, и тоже ждали продления группы, ей посоветовали дать взятку одному из членов комиссии. Даже назвали точную сумму - 200 долларов. Потому что без подобной «благодарности» были все шансы, что её со второй группы переведут на третью.

По словам Марии Н., она решилась созвониться с нужным членом комиссии Консилиума, ответственного за сбор «благодарностей», и договорилась о стоимости продления группы.

 «Для меня это огромные деньги - 200 долларов, тем более, что платить я должна была фактически ни за что - почка-то не выросла! Но в итоге решилась и заплатила, потому как выхода у меня другого нет», – говорит Мария.

Встретились они вне стен поликлиники, чтобы не попасть в объектив камеры. Мария передала свёрток с наличностью. Буквально через день члены Консилиума единогласно приняли решение, что Мария Н. нетрудоспособна и дали ей пожизненную вторую группу инвалидности.

Люди сами пытаются вовлечь нас, в так называемую пассивную КОРРУПЦИЮ

Фото: ЦЖРМ

В интервью нашему корреспонденту председатель Территориального Консилиума по Установлению ограничения возможностей и трудоспособности г. Комрат Сергей  Долапчиу сказал, что люди, стоящие в очереди, иногда от отчаяния могут говорить что угодно, но он лично таких разговоров не слышал.

«У нас уже давно, в холле, приказом министерства установлены камеры видеонаблюдения, которые в онлайн режиме работают на Кишинев, на министерство и на определенные структуры по антикоррупции. То есть мы этой камерой не управляем и выключить ее не можем. Она работает в постоянном режиме», - сказал Сергей Долапчиу.

«В нашем консилиуме коррупции нет! Иногда люди пытаются вовлечь нас в так называемую пассивную коррупцию, то есть сами подходят и говорят: «Давайте помогите нам оформить группу, мы отблагодарим…». Естественно мы на эти разговоры и действия не ведемся. Мы хотим работать, мы хотим нормально функционировать. И, как говорится, нам это не надо», - заявляет Сергей Долапчиу.

 Ты и без пособия сможешь сама себя содержать

Среди пациентов, которые стали заложниками коррупционной ловушки в медицине, оказалась и молодая девушка Светлана. В 14 лет она получила серьёзную травму стопы.  Вследствие чего до 16 лет она находилась на третей группе инвалидности с диагнозом монопорез левой конечности. Это онемение левой стопы, слабость во всей ноге, выраженная хромота в области икры и левая нога на 4 см тоньше правой.

«У меня 4 пальца на ноге не работают, происходит атрофия мышц, и я когда хожу, ногу за собой тяну. Это визуально очень заметно. Спустя год после травмы у меня появилась ещё и киста в пояснично-крестцовом отделе. Мучают постоянные боли при ходьбе и при любой физической нагрузке», - рассказывает Светлана.

До 16 лет Светлана постоянно проходила курсы лечения в республиканской больнице, реабилитационных центрах, сама занималась лечебной физкультурой, но восстановить полностью ногу так и не удалось. И каждый год её группу инвалидности автоматически продлевали, так как девушка считалась инвалидом детства. Как только ей исполнилось 16 лет, она стала готовить документы, чтобы перейти во взрослую инвалидность, ей чётко дали понять, что с таким диагнозом она вряд ли получит даже третью группу инвалидности. Светлана сама признается, что ей пришлось дать взятку в размере $100, чтобы её перевели во взрослую группу. На второй год, таким же путём, ещё на год она продлила 3 группу инвалидности.

«На третий год у меня уже не было столько денег, и я предложила одному из членов комиссии, который «курирует» вопрос, сумму поменьше. Но сумма оказалась маленькой, вследствие чего они нашли тысячу ошибок в моих выписках, которые писали их же коллеги, потребовали дополнительные справки и заключения. И под конец, когда узнали, что я обучаюсь в университете, напрямую мне сказали, что после учёбы я и без этих пособий смогу сама себя содержать. Таким образом, меня сняли с группы инвалидности, и я уже просто устала бегать и унижаться перед ними», -  отметила Светлана. 

Для справки: С 1 апреля 2016 года размер минимальной пенсий по I группе инвалидности достигает — 675,02 леев, II группе — 651,84 леев, III группе — 459 леев.

Не могу ни опровергнуть, ни подтвердить

На следующий день Светлана пошла к начальнику Главного Управления Здравоохранения АТО Гагаузия Алексею Златовчену и рассказала свою историю несправедливого отношения членов Консилиума по установлению ограничения возможностей и трудоспособности. Он выслушал её с пониманием и даже частично признал тот факт, что с такими жалобами пациенты довольно часто обращаются к ним в устной или письменной формах, но оказалось, что помочь им ничем не могут.

«Не могу ни опровергнуть, ни подтвердить, по той простой причине, что мы непосредственно не имеем возможности контролировать эту службу. Мы не можем прийти потребовать документы, поднять их и просмотреть. В каких-то ситуациях мы общаемся, созваниваемся, определяемся по тем или иным пациентам, но контролировать их, у нашего управления такого права нет», - сообщил начальник Главного Управления Здравоохранения и Социальной Защиты Гагаузии Алексей Златовчен.

Большая часть устных жалоб -  это просто подозрения пациентов

Фото: ЦЖРМ

По мнению Алексея Златовчена, большая часть устных жалоб -  это просто подозрения пациентов.

«Может и имеют место злоупотребления со стороны членов комиссии, я не готов сейчас сказать, так это или не так. Но зачастую люди приходят в управление и жалуются, и в определённом проценте случаев, которые мы выявляем – это субъективная точка зрения пациента, он так считает. Я считаю, что в данном случае есть у человека очень хорошая альтернатива. Он может всегда обратиться к вышестоящему иерархическому органу либо напрямую в  Национальный Центр по борьбе с коррупцией», -   подчеркнул Златовчен.

Лечили нервную систему – умер от цирроза печени

Ещё один пациент, Дмитрий, вынужден был платить за получение второй группы инвалидности, а потом три года подряд «покупать» её временное продление. Его история описывается уже в прошлом времени, потому что через месяц после того, как ему третий раз пришлось заплатить за продление временной группы инвалидности, он умер. 

Его родственники рассказывают, что после автокатастрофы он получил серьёзную черепно-мозговую травму. Каждый год он проходил курсы лечения, но состояние здоровья, особенно за последние пять лет, резко ухудшалось. Наблюдалась постоянная слабость и прогрессирующий тремор верхних и нижних конечностей.  В итоге ему поставили диагноз - гидроцефально-атрофический синдром с явными признаками паркинсонизма.

Им посоветовали оформляться на группу. Родственники пошли на то, чтобы в прямом смысле слова «купить» ему вторую группу инвалидности, где деньгами, а где и домашней живностью. Три года подряд, перед продлением инвалидности, им давали понять, что, наверное, не смогут продлить ту же степень, его диагноз не совсем соответствует, нужно поговорить с председателем консилиума и т.п.  Но все три года он получал постоянные курсы лечения, проходил осмотр профильных специалистов, как в Кишиневе, так и в Комрате, сдавал все анализы, старался поддерживать своё здоровье. И самое странное и страшное то, что ему лечили голову, а умер он от совершенно другого заболевания. В заключение о смерти - некроз печени.

Как так получилось, что за эти три года постоянных лечений и «платных» продлений группы инвалидности не выявили проблемы с печенью - остается загадкой, отгадывать которую для родных и близких уже и нет смысла.

Бывает и такое

Подобный вопрос мы задали председателю Территориального Консилиума по Установлению Ограничения Возможностей и Трудоспособности г. Комрат Сергею Долпчиу, на что он ответил, что «бывает и такое», но они за это ответственность не несут. 

«Врачи, которые наблюдает пациентов, могут в чем-то недоработать. В наших интересах правильно провести экспертизу и назначить человеку соответствующую степень ограничения возможности и трудоспособности. Но не в нашей компетенции проводить детальное обследование, это обязанность узких специалистов. Если врач, который оформлял документы на комиссию недоработал, не выявил и не дописал все болезни и нарушения в организме пациента, то мы в этих случаях подсказываем людям что есть еще сопутствующие болезни, и их надо дообследовать. Иначе человек просто может быть обделен и может на нас обозлиться и быть недовольным нашим решением», - добавил Сергей Долапчиу.

За два года ни одной жалобы не поступало

Представители Территориального Управления Центра по борьбе с коррупцией по югу, которые принимают жалобы по факту вымогательства денег и коррупции от граждан Кагульского, Тараклийского, Кантемирского, Бесарабского, Леовского, Чимишлийского районов и АТО Гагаузия отмечают, что с АТО Гагаузии они очень редко получают какие-либо обращения от жителей по факту коррупции или взяточничества.

«За последние два года никаких жалоб по факту взяточничества со стороны членов Консилиума по установлению ограничения возможностей и трудоспособности Комрат не поступало. Мы были бы рады получить хоть одну жалобу, чтобы провести проверку, но пока нет никаких заявлений, мы не можем этого сделать», - сообщил директор Территориального Управления Центра по борьбе с коррупцией по югуШтефан Тулбуре.

Однако людям зачастую тяжело отстаивать свои интересы. Многие просто не знают, как поступить в данной ситуации, либо у них нет физической возможности предъявить свои претензии.

«Мы прекрасно понимаем, что люди по своей воле взятку не дают, их пассивно вынуждают, тем более, если это касается здоровья человека. Но выходя из кабинетов врачей, на улице, либо уже в коридорах медучреждений они жалуются своим друзьям и близким, кому, сколько и за что их вынудили заплатить. Однако никто не решается позвонить и сообщить, либо прийти и написать жалобу в полицию или Центр по Борьбе с Коррупцией», - заключил Штефан Тулбуре.

Для определения степени нетрудоспособности пациентов в Молдове функционируют территориальные Консилиумы по установлению ограничения возможностей и трудоспособности, которые распределены по районам. Территориальный консилиум Комрата охватывает два района: Комратский и Вулканештский. В состав консилиума входит терапевт, хирург и психоневролог. Три специалиста и решают, кто ограничен, а кто здоровый человек.

На данный момент в ATO Гагаузии насчитывается 13.570 людей с ограниченными возможностями, из них 732 – это дети,  что составляет 5% из общего числа. Каждый пятый сталкивается с препятствиями и сложностями при оформлении той или иной степени ограничения жизнедеятельности и трудоспособности.

Расследование выполнено в рамках  Проекта «Shining a Light on Corruption in Moldova», осуществляемого Центром журналистских расследований и «Freedom House» при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Королевства Норвегия.

Расследования по теме

Предыдущая статья на эту же тему

Следующая статья на эту же тему

Материалы платформы www.anticoruptie.md могут быть использованы только в сокращении до 1.000 символов. Все интернет ресурсы обязаны указывать источник и прямую ссылку на статью. Печатные издания, радиостанции и телеканалы должны озвучивать источник. Копирование полного текста разрешается только с предварительной договоренностью с Центром Журналистских Расследований. Статьи, опубликованные на портале www.anticoruptie.md защищены Законом об авторском праве и смежных правах.

Комментарии