Социальные

Провал национальной программы «Pământ»: как фермеры воюют за свое имущество десятилетиями

Автор: Iuliana Ignatieva
14/03/2024 7919

Более 40 аграриев из села Кирсово мун. Комрат пострадали от распределения имущества во время реализации Национальной земельной программы «Pământ». В течение 12 лет семья Фучеджи через суды отстаивает свое право на владение имуществом, которое было закреплено за ними, как имущественная доля вследствие ликвидации колхоза «Маяк». На данный момент здания, за которые идут судебные разбирательства, были проданы и принадлежат уже другим людям. По информации Агентства публичной собственности, проблема приватизации имущества во время реализации программы «Pămint» затронула многих фермеров по всей территории Молдовы: читайте в материале Anticorupție и BAStv, как такое стало возможным, что предпринимают сейчас аграрии для того, чтобы вернуть свое имущество и что на этот счет говорит государство.

 

Как все начиналось?

С 1984 года Константин Борисович и Анна Алексеевна Фучеджи трудились в колхозе «Маяк», созданном в селе Кирсово. В 2000 году, во время осуществления земельной программы «Pămînt», колхоз распался.

 

 

Трактористу - трактор, водителю - машина: распределения имущества после ликвидации колхоза «Маяк»

На базе колхоза «Маяк» образовалось 4 крупных сельскохозяйственных предприятия:

SRL «Ghelir-Agro»

Крестьянское хозяйство «Маяк-Agro»

Общество с ограниченной ответственностью «Стапанский пай»

Крестьянское хозяйство «Койнак Иван»

В колхозе «Маяк» работало более 2500 человек. Константин Борисович и Анна Алексеевна Фучеджи, как и большая часть сотрудников колхоза (около 1000 человек), перешли работать на предприятие «Ghelir-Agro», зарегистрированное в 2001 году бывшим председателем «Маяка»ы Ильей Сакалы. Каждый работник пришел на предприятие со своей имущественной долей, которая была определена на комиссиях по приватизации.

У «Ghelir-Agro», куда вступали аграрии, также были свое имущество и земля, унаследованные от колхоза «Маяк», которые были определены членами комиссии по приватизации:

«Мы судимся и не понимаем, как стало возможно то, что наше имущество кому-то продали, когда мы на комиссии по приватизации имущества определяли, какое имущество положено каждому квотчику, в том числе, и мы заложили имущество, которое будет отдано новоиспеченной фирме «Ghelir-Agro»», - Анна Фучеджи, аграрий, пострадавший от раздела имущества.

То, что имущество было распределено между аграриями и «Ghelir-Agro», подтверждает и бывший председатель колхоза «Маяк» и учредитель «Ghelir-Agro» Илья Сакалы. Однако, по его словам, каждый брал то имущество, которое считал нужным:

«Тракторист забирал трактор, потому что он на нем ездил, это его имущественная доля. Водитель забирал машину, по этой же причине. Допускалось попустительство со стороны советников и примэрии, не без этого было».

 

Долги, родственные связи, имущество, проданное «за копейки»

Это подтверждает и последний председатель колхоза, учредивший фирму «Ghelir-Agro», Илья Сакалы:

«От колхоза «Маяк» все перешло «Ghelir-Agro» [и долги, и имущество, и земля], это предприятие было создано, чтобы убежать от кредиторов».

В июле 2009 года предприятие «Ghelir-Agro» было признано несостоятельным и к нему был прикреплен внешний администратор - Петр Руссу. Чтобы рассчитаться с Министерством финансов, было решено продать недвижимость, отданную в залог, на аукционах. В залоге оказалась и часть собственности Константина Борисовича Фучеджи.

Сначала была выбрана компания для оценки стоимости имущества. Затем на собрании кредиторов с участием Министерства финансов было решено провести аукцион. После каждого аукциона кредиторы встречались, чтобы установить новую цену и обсудить условия следующего аукциона.

Несколько аукционов было проведено, но некоторые продажи так и не состоялись. С каждым аукционом цена на недвижимость падала.

На прямых торгах за 360 тысяч леев фирма «Fitni» выкупила административное здание, бывшую котельную и камеру для сушки сливы. Администратором данной компании являлся Вячеслав Диньков - пасынок учредителя «Ghelir-Agro» Ильи Сакалы:

«Да, действительно, мой пасынок участвовал в торгах, но он являлся всего лишь работником, директор там другой».

Бывший учредитель фирмы «Fitni» Иван Арнаут отказался от комментариев по этому поводу.

Полеводческая бригада №2, которая также де-факто числилась за семьей Фучеджи, была продана Бешляга Олегу за долги «Ghelir-Agro» перед Министерством финансов Республики Молдова. В 2016 году это имущество было выкуплено Савелием Динковым. Согласно договору купли-продажи стоимость недвижимого имущества составляла 322,3 тысячи леев, однако оно было продано конечному пользователю за 37,5 тысяч леев.

 

Как имущество аграриев могло быть продано, если де-факто оно принадлежало им

В документе, предоставленном Агентством публичной собственности, указано, что в колхозе «Маяк» в 2000 году проводились разные встречи и мероприятия по приватизации земли и имущества, а также по погашению долгов.

Однако в колхозе не было проведено официального вручения титулов на землю, погашению текущих долгов, II конкурса по распределению имущества и заключения о ликвидации:

«Что касается имущества колхоза «Маяк» в селе Кирсова мун. Комрат, следует отметить, что хотя колхоз присоединился к программе в январе 2000 года и прошел некоторые этапы, он не завершил процесс реструктуризации и не был исключен из Государственного реестра предприятий в рамках этой программы».

 «После распада колхоза на комиссиях по приватизации между всеми сотрудниками были распределены паи. Каждый из нас получил соответствующий документ на землю. Каждому было выделено 1,78 га земли. На имущество таких документов мы не получили, но мы подписывали договора на аренду нашего имущества и земли с Ghelir-Agro. Я не думала, что для нас это будет иметь такие последствия в будущем», - Мария Бойчева, бывший сотрудник колхоза «Маяк», пострадавшая в результате программы «Pămînt».

 

 

 

 

 

 

 

Как сообщил экс-примар и бывший работник колхоза Сергей Сапунжи, в Кирсово раздел имущества проходил в 2 этапа. Но второго конкурса по его разделу так и не состоялось, хотя для этого все было подготовлено:

 «В Кирсово не был завершен 2 этап приватизации, поэтому так и произошло. Дело в том, что когда был распад бригад, и председателем комиссии был, кстати, г-н Сакалы, началось воровство имущества. Проходили годы, имущество исчезало и этому председателю колхоза было невыгодно завершать эти приватизационные комиссии и быть их председателем, потому что на бумаге был перечень всех объектов, а на деле все это давно куда-то делось. Сакалы тогда отмахнулся от нас и сказал, что ничего решать не будет. Многие не понимали, что имущество - это тоже ценность, так и пустили все на самотек».

У бывшего председателя колхоза Ильи Сакалы другая версия этих событий:

«Я не думал, что так получится. Я постоянно ходил к примару, говорил: «Давай соберемся», он приходил, а другие лидеры ездили на крутых машинах, сигналили нам, но не приходили на заседания, чтобы решить эту проблему. Я обращался в прокуратуру несколько раз, к башкану и, вроде, все обещали помочь, но никто так и не помог, поэтому так все и осталось».

По словам агрария Константина Фучеджи, от такого распределения имущества во время приватизации в Кирсово пострадало порядка 40 бывших сотрудников колхоза «Маяк».

 

На каком этапе сейчас судебные разбирательства по этому делу?

Судебные разбирательства длятся с 2012 года. В 2015 году адвокатом семьи Фучеджи стал Николай Жеков. По его словам, за это время аграрии получили на руки 13 судебных решений в судебных инстанциях разного уровня только по уголовной части дела:

«Судебные дела у нас идут в двух направлениях - уголовное и гражданское. Цель уголовного - привлечь к ответственности должностное лицо кадастрового органа, который произвел незаконную регистрацию имущества. А цель гражданского - аннулировать последствия незаконных действий в виде самой регистрации, то есть вернуть имущество обратно его владельцам».

По словам Жекова, проблемой в уголовном деле является нежелание прокуроров его рассматривать:

«Заявители обратились с намерением добиться уголовной ответственности кадастра. С этой целью мы добивались возбуждения уголовного дела с 2015 года по 2018 год. Наконец, в декабре 2018 года у нас появилась возможность приступить к уголовному процессу. Однако вскоре мы получили от прокуратуры ответ о прекращении дела. Прокурор отклоняет наши жалобы, поэтому мы обращаемся в суд. Суд в итоге принимает решение отменить акты и постановления прокурора. Потом прокурор отклоняет жалобу снова, и этот круг повторяется. В настоящее время мы обжаловали это уголовное дело, и с сентября оно рассматривается в суде. Ситуация усложняется из-за того, что местная антикоррупционная прокуратура, рассматривающая наше дело, не ознакамливает нас с результатами. Кроме того, судья, занимавшийся нашей жалобой, перевелся в Кишинев в конце прошлого года. Последнее заседание было назначено на декабрь, и на данный момент нет никакой информации о текущем состоянии дела».

Ведение гражданского дела также сопровождается трудностями:

«Гражданское дело у нас также длится достаточно долго. Поменялось трое судей пока. То дело переходило в другую инстанцию, то было приостановлено. В конце концов, его рассмотрели. В прошлом году, наконец, принято решение по делу об отмене регистрации, то есть, как я сказал, ликвидации тех вредных последствий, которые произвел регистратор кадастра. Первоначально в иске нам отказали. Но после апелляционная палата удовлетворила нашу апелляцию, то есть полностью согласилась с нашими доводами и отменила регистрацию. Право собственности следует за этим, потому что они согласились с нашей позицией. Сейчас дело находится в Высшей судебной палате, потому что кадастровый орган обжаловал решение Апелляционной палаты».

 

Аграрии по всей Молдове столкнулись с проблемой приватизации имущества

Проблема приватизации имущества во время реализации программы «Pămint», по информации Агентства публичной собственности, затронула многих фермеров по всей территории Молдовы:

«Во многих случаях комиссии по приватизации не вовремя оформляли Свидетельства о частной собственности или не представляли их для подтверждения в территориальные агентства Департамента Приватизации. Кроме того, они не вручали эти свидетельства гражданам или граждане теряли их. В результате в Агентство поступало много запросов от граждан с просьбой выдать или подтвердить документы из дела о реорганизации сельскохозяйственных предприятий. Для решения этой проблемы была введена новая практика. В соответствии с законом № 436/2006 о местном самоуправлении (статья 39, пункт 1), Секретарь Совета получил полномочия по выдаче свидетельств о частной собственности. Они подтверждают право собственности на доли стоимостных активов бывших сельскохозяйственных предприятий. Теперь этот процесс осуществляется с участием территориальных агентств Департамента Приватизации и основывается на утвержденной Министерством Экономики форме.

Еще одной проблемой в реализации программы «Pămînt» было определение размера долей стоимостных активов для каждого участника приватизации. В соответствии с законом о реструктуризации сельскохозяйственных предприятий в процессе приватизации №392/1999, незапрошенные доли стоимостных активов передавались в хозяйственное управление местному органу самоуправления после завершения ликвидации предприятия. Владельцам незапрошенных долей нужно было до 01.07.2001 года подать заявки в органы местного самоуправления для их распределения. Но во многих населенных пунктах этот процесс не был завершен, и в настоящее время значительная часть имущества остается без владельцев, что усложняет регистрацию права собственности на такое имущество.

Люди, владеющие стоимостными долями, сталкиваются с трудностями при регистрации частной собственности в местных кадастровых офисах. После регистрации такие доли могут быть проданы по мере необходимости. Для решения этой проблемы правительством было принято решение утвердить регламент «о преобразовании стоимостных долей из общей собственности в доли или проценты».

То, что в Молдове во время приватизации имущества были допущены ошибки, подтверждает и бывший руководитель Ассоциации «Forța fermierilor» Александр Слусарь.

«Я считаю, что самая большая ошибка программы заключалась в неправильном распределении имущественных долей. Вместо того, чтобы продуманно распределить их среди участников, каждому просто выделили долю в различных объектах - технике, зданиях, оборотных средствах, животных и т.д. В моем понимании, это было необдуманно. Если говорить о распределении земли, то тут нет больших нареканий. Кроме того, в сравнении с промышленной приватизацией, крестьяне хоть что-то получили и могут эту землю продать или сдавать в аренду, чтобы получать доход. Распределение имущества же было неправильным. Я считаю, нужно было сохранить и передать это имущество на отдельные предприятия, с ограничением права исключения людей. таким образом можно было сохранить имущественную базу, которая обслуживала бы все фермерские хозяйства, получившие землю. Но, к сожалению, этого не произошло. В результате почти всё это имущество исчезло, за исключением нескольких зданий и сооружений, которые большей частью находятся в плачевном состоянии. Люди не ощущают себя владельцами этого имущества. Они передали его в пользование сельхозпроизводителям, которые использовали его, как смогли, но мало кто платил арендную плату. С тех пор прошло уже более 25 лет, и практически все это имущество исчезло. Сельхозпроизводители обслуживали эти здания, вкладывали в них деньги на ремонт и использовали их в своей деятельности. Однако из-за большого количества собственников, возникали проблемы с их регистрацией в кадастре и с передачей зданий на баланс местной администрации. Эта ситуация приводит к сложностям в решении вопроса о дальнейшем использовании и управлении этой недвижимостью.

Такая ситуация приводит к серьезному вопросу: что делать с этими зданиями? Ведь сельхозпроизводители за многие годы вложили значительные средства в их содержание и развитие. Сейчас они оказываются в ситуации, когда эти здания могут быть отобраны у них, а также у людей, которые не могут провести официальную регистрацию права собственности. Я считаю, что это является наиболее непродуманной и проблематичной частью программы».

В 2018 году специалист Департамента кадастра Агентства государственных услуг Валериу Гынжу заявлял, что, согласно исследованию кадастровых органов и органов местной публичной власти, проведенному в 2007 году, в период массовой приватизации земли и реализации программы «Pamînt» было выявлено около 200 тыс. ошибок в 500 примэриях из 34 районов. Выявленные проблемы включают ошибки геодезических измерений, допущенные на этапе составления топографического плана, ошибки исполнителей кадастровых работ при определении границ земельных участков, ошибки проектирования и идентификации, а также несоответствия в кадастровой документации по отношению к требованиям нормативных актов. Причиной некачественных измерений часто становилось использование низкокачественных графических данных.

Согласно закону РМ, решение местного совета является основанием для обновления данных в кадастровом плане и изменения, в зависимости от случая, площадей в реестре недвижимого имущества, а также идентификационных данных правообладателей, внесенных в реестр недвижимого имущества.

 

Расследование проведено в рамках проекта «Консолидация сети журналистов-расследователей в Республике Молдова и повышение их потенциала в расследовании случаев коррупции», реализуемого Центром Журналистских Расследований и Ассоциацией Независимой Прессы при поддержке проекта «Консолидация верховенства закона и механизмов борьбы с коррупцией в Республике Молдова», софинансируемый Европейским Союзом, Федеральным министерством экономического сотрудничества и развития Германии (BMZ), Правительством Великобритании и реализуемый Немецким агентством международного сотрудничества (GIZ).

Расследования по теме

Предыдущая статья на эту же тему

Следующая статья на эту же тему

Материалы платформы www.anticoruptie.md могут быть использованы только в сокращении до 1.000 символов. Все интернет ресурсы обязаны указывать источник и прямую ссылку на статью. Печатные издания, радиостанции и телеканалы должны озвучивать источник. Копирование полного текста разрешается только с предварительной договоренностью с Центром Журналистских Расследований. Статьи, опубликованные на портале www.anticoruptie.md защищены Законом об авторском праве и смежных правах.

Комментарии