Социальные

Свой среди чужих, чужой среди своих

или как приняла Молдова своих сограждан, эвакуированных из зоны боевых действий в Cекторе Газа

npr.org
Автор: Olga Vîrlan
11/03/2024 12890

В декабре прошедшего года завершилась экстренная эвакуация граждан Республики Молдова из Сектора Газа. После тяжелых испытаний в зоне боевых действий, чудом оставшись в живых, десять многодетных семей, состоящих из 30 взрослых и 26 несовершеннолетних детей вернулись в Молдову, в надежде найти на родной земле понимание и поддержку. Однако, столкнувшись с реальностью, они оказались лицом к лицу с новыми вызовами - отсутствием средств к существованию и социальной помощи. Только двум семьям из перечисленных, проживающим в сельской местности, на данный момент были предоставлены единовременные выплаты на несовершеннолетних детей в размере 4000 лей, остальные вот уже почти четыре месяца безрезультатно обивают пороги инстанций. Хотя эксперты бьют тревогу, утверждая, что эта категория людей нуждается в особой, дополнительной поддержке по реинтеграции, власти  не видят недостатков в законодательной базе, мотивируя отсутствие ожидаемой социальной помощи тем, как работает  система соцзащиты.

 

Sursa: ProTV

 

Я встретилась с моими собеседницами в мечети Исламской Лиги Республики Молдова, организации, которая по мере возможности старается поддержать наших репатриированных соотечественников в их непростой жизненной ситуации. Имена героинь изменены по их просьбе.

 

Foto: Moscheia Ligii Islamice din Republica Moldova Sursa: CIJM

 

Шли несколько часов с поднятыми руками через трупы детей

 

Анна никак не может взять себя в руки, голос дрожит, на глаза наворачиваются слезы: "Нам позвонили из посольства и сказали срочно приезжать к пропускному пункту Рафах, так как если не приедем - другой возможности эвакуироваться уже не будет.  Вышли из дома кто в чем: в футболках, в шлепках, документы всегда наготове.

 

Foto: Ana și Iuliana, moldovencele  evacuate din Fâșia Gaza Sursa: СIJM

 

До пропускного пункта путь неблизкий, а когда до него оставалось   километра два, нам приказали идти с поднятыми руками по дороге, по обочинам которой, с права, с лева - детские трупы, много трупов... а по близости громыхают взрывы, со мной дети, я очень боялась. что могут забрать моего сына, взрослого уже парня. То, что мы дошли до  Рафаха уже само по себе чудо, рассказывает   Анна, мама четырех детей, которая 24 года прожила в Газе, выдала там  замуж старшую дочь.

"В Газе у нас осталось все: работа, школа, университет, дом.... на новый год нам сообщили, что дом разбомбили, он был стерт с лица земли, от дома осталось только место. Соседи прислали фото...

 

Foto: ruinele casei  Anei, orașul Gaza, Fâșia Gaza. 

 

Слава Богу, здесь в Молдове, мы нашли, где остановиться. Сестре от мамы осталась однокомнатная квартира, и мы, семь человек, в ней поселились. Нескольким нашим девочкам, да еще с детками, было просто некуда идти. Одна благотворительная организация дала нам коробку с макаронами, мукой, крупами, мы и этому благодарны в ситуации, когда у нас нет ни малейшего источника к существованию. Люди помогли с одеждой, обувью. Мой муж - высококвалифицированный врач-анестезиолог, специалист с 24-х летним стажем, который, пока, не может найти здесь работу. Моя  младшая дочка должна ходить в школу, но, как оказалось, ни одна школа не горит желанием брать ребенка без знания языка, и я нахожусь в ситуации, когда действительно, не знаю, что мне делать, и куда податься".


Мы попросили прокомментировать данную ситуацию Омбудсмена по правам ребенка Василия Корой. Исходя из его ответа, закон и применение этого закона на практике существуют в непересекающихся плоскостях нашей реальности:

Foto: Vasile Coroi,  Avocatul Poporului pentru drepturile copilului. Sursa: ombudsman.md

 

В соответствии со ст. 47 Конституции Республики Молдова, государство обязано принимать меры для того, чтобы каждый человек имел достойный уровень жизни, обеспечивающий здоровье и благополучие его и его семьи, включая питание, одежду, жилье, медицинское обслуживание, уход, а также необходимые социальные услуги.

"Право на образование закреплено в статье 35 Конституции Республики Молдова и Кодексе об образовании Республики Молдова. Миссия образования заключается в поощрении межкультурного диалога, духа толерантности, недискриминации и социальной интеграции. Государство должно поддерживать лиц, принадлежащих к меньшинствам, чтобы они могли пользоваться соответствующими условиями для изучения языка своего меньшинства. В то же время государство должно обеспечить необходимые условия для изучения румынского языка во всех учебных заведениях", сообщил для anticoruptie.md Василе Корой, омбудсмен по правам ребенка.

 

 

 

 

 

Приехала сюда, завернутая в платок, чтоб попрошайничать?

 

Виорика, мама троих детей, обосновалась в Газе 23 года назад. Ее переполняют эмоции, когда она вспоминает, как абсолютно чужие люди, говорящие на непонятном языке, и исповедующие другую религию, приняли ее  в Газе, как родную: "До сих пор меня не покидает чувство, что я их предала, моих соседей, знакомых, предала тем, что приняла решение уехать из Газы. Я уехала, а они остались там, под непрекращающимися бомбежками и обстрелами, есть погибшие, среди которых дети...

 

Sursa:CIJM
Sursa: CIJM

 

Здесь, в Молдове, на второй день после приезда, еще не оклемавшись от стресса пережитого в Газе, от дороги, мы пошли в Бюро по миграции, так как часть документов у нас утеряна и уничтожена. Работница отдела по предоставлению убежища не скрывала своего негативного к нам отношения, и в конце концов не выдержала, и как кипятком обдала меня фразой: "Приехала тут, завернутая в платок, чтоб попрошайничать? Иди, работай!" Я была настолько ошарашена ее реакцией, что в тот момент не сообразила записать ее имя и фамилию. Какое право она имела говорить мне, такой же гражданке этой страны, как и она, подобные вещи, не говоря о том, что у меня на руках ребенок с тяжелейшей формой аутизма, который нуждается в моем постоянном присутствии, и, к сожалению, ни о какой работе, по крайней мере в ближайшем будущем, не может идти  и речи."

Виорика находится в Молдове уже четыре месяца, но на данный момент она не получила от государства никакой помощи, ни материальной, ни, как она говорит, медицинско-психологической даже для своего больного сына. Она должна подтвердить его диагноз, а для этого она нуждается в элементарных деньгах, на транспорт, на ксерокс, деньгах, которых у нее нет. "К нам приезжала комиссия из Кишинева, судя по всему, от какой-то благотворительной организации. Они с таким энтузиазмом вошли в дом, сказали показать документы, и очень разочаровались, когда узнали, что мы не из Украины, даже не захотели продолжать разговор, или хотя бы спросить о сыне-инвалиде.

Мы живем в маленьком доме, вместе со старенькими родителями и двумя моими братьями. Вы знаете, вместе с нами из Газы  эвакуировали и женщин с детьми, у  которых есть украинское гражданство. Они решили не ехать в Украину, а остаться в Молдове. Их тут же зарегистрировали, поселили в пансионате  в Хынчештах, в селе Карпинень, обеспечили питанием, одеждой и ежемесячными выплатами.  Мы, куда не обращаемся, слышим тот же ответ: у нас нет опыта  разрешения  таких ситуаций, нет ни предписаний, ни директив.  Для того, чтоб помогать своим гражданам, нужен опыт? А ведь нам много не нужно: просто знать, что твоя страна тебя поддержит и поможет стать на ноги..."

 

"Согласно положениям ст. 16 Конституции Республики Молдова и Закона об обеспечении равенства, №. 121 от 25.05.2012, власти должны обеспечить равенство всех лиц, находящихся под юрисдикцией Республики Молдова, в политической, экономической, социальной, культурной и других сферах жизни, независимо от расы, цвета кожи, национального, этнического и социального происхождения, социального статуса, гражданства, языка, религии или убеждения, возраста, пола, гендерной идентичности, семейного положения, сексуальной ориентации, инвалидности, состояния здоровья, взглядов, политической принадлежности, богатства, рождения или любого другого критерия.

Согласно ст. 50 пункт. 3)  Конституции Республики Молдова государство предоставляет необходимые пособия на детей и помощь по уходу за больными детьми или детьми с ограниченными возможностями.  А также ст. 51 основного закона гласит: Лица с ограниченными возможностями пользуются особой защитой со стороны всего общества. Государство обеспечивает им нормальные условия лечения, реабилитации, образования, профессиональной подготовки и социальной интеграции",  комментирует, ссылаясь на букву закона, положение дел Омбудсмен Василе Корой

 

Депутат Парламента Молдовы, заместитель председателя Комитета по социальной защите, здравоохранению и семье Лилиана Гросу в своем комментарии для anticorupti.md  не видит недоработок в  нормативно-правовой  базе РМ  относительно социальной защиты граждан, но признает, что вся проблема заключается именно в том, как работает соцзащита:

 

Foto: Liliana Grosu. Sursa: parlament.md

 

"Анализируя нормативно-правовую базу Республики Молдова, мы пришли к выводу, что существует достаточно правовых положений и нормативных актов для предоставления социальной помощи людям, которые сталкиваются с определенными трудностями, в том числе и с теми, о которых говорилось выше. Тот факт, что бывают случаи, когда эти семьи не получают ожидаемой социальной поддержки, объясняется тем, как работает система социальной защиты. В связи с этим Министерство труда и социальной защиты в настоящее время внедряет реформу системы социальной помощи "RESTART", целью которой является повышение доступности и качества социальной помощи для всех людей, находящихся в уязвимом положении в Молдове."

 

 

 

Еще долго падали кровавые капли...
 

Юлиана - наша соотечественница, более двух десятков лет проживающая в Газе. Ее вывезли из зоны конфликта вместе с двумя сыновьями, студентами-медиками, и  двумя дочками школьного возраста. Муж остался в Газе и дальше исполнять свой врачебный долг, долг, который он обещал выполнять, произнося клятву Гиппократа здесь, в Кишиневе, в стенах  Государственного Университета Медицины и Фармакологии им. Николае Тестемицану почти четверть века назад. От квартиры Юлианы в Газе осталась лишь зияющая дыра.

 

Foto: apartamentul Iulianei, lovit de rachete, orașul Hamdan, Fâșia Gaza

 

Ответственные органы, в двери которых Юлиана устала биться,  до сих пор не решили проблему с выплатой пособий, которые полагаются ее несовершеннолетним дочкам. С огромным трудом девочек удалось определить в школу,  для которой у Юлианы нет возможности купить даже пару ручек и тетрадок.  Ни в один лицей по месту жительства девочек брать не хотели, объясняя отказ тем, что дети не знают языка. "С мужем связи нет уже давно. Я успокаиваю себя лишь тем, что плохая новость уже бы давно нас нашла. Мы живем у моей старенькой мамы, на ее мизерную пенсию. У меня букет хронических заболеваний, и я, педагог по профессии, не могу себе позволить роскошь в виде устройства на работу. И еще я привязана к девочкам, которым мне с огромным трудом удалось выбить места в лицее. Ни в одной школе около дома нас принимать не хотели, хотя это абсолютно противозаконно. И теперь мне приходится их отводить и приводить, лицей очень далеко, а они не знают ни города, ни языка, не говоря о том, что они до сих пор никак не могут отойти от пережитого в Газе стресса, и я не могу их оставить одних. Нашу квартиру разрушило прямым попаданием ракеты, благо, что в тот момент мы находились в другом месте, у родственников мужа. Около нас тоже было много взрывов, а когда все утихло и мы рискнули выйти на улицу, то увидели, как еще долгое время  с неба лились капли крови и падали кусочки  человеческих тел...это невозможно забыть. И, к сожалению, то безысходное, и абсолютно беспомощное  положение, в котором мы находимся  здесь, безразличие властей, злобность мелких госслужащих, смотрящих на нас, как на иждивенцев-прихлебателей, не только не дает нам забыть то, через что мы прошли, а напротив, отягощает наше положение."

Мы позвонили в  Управление по защите прав ребенка, чтоб поинтересоваться, какие меры были приняты, чтоб несовершеннолетние граждане Молдовы были обеспечены минимальными  условиями для жизни, а также для того, чтобы подтвердить слова наших соотечественниц, что им не было предоставлено никакой, даже символической помощи со стороны властей.

Значит я пишу, что за эти три месяца ничего не было сделано?
-Нет! Было сделано! мы взяли  эти семьи  на учет!
Вы ведь знаете, какая у нас сейчас ситуация с соцподдержкой  в стране ....А что говорить, когда человек приезжий. И  дети в любом случае - это дети из мусульманских семей, давайте так возьмем, а они многодетные, он там не один, их четверо, пятеро, ответил нам Анатолие Гинкул, глава службы Социальной помощи  Главного  Управления по защите прав ребенка. 

 

 

Я - врач, и не могу предать людей, которые нуждаются во мне, как никогда

 

Наталья, как и большинство наших соотечественниц, репатриированных из Сектора Газа, приехала одна с детьми, без мужа. "Мой муж был в списках тех, кому разрешили выехать. Но он отказался. Он травматолог с более чем 25-ти летним стажем. Сказал, что перестанет себя уважать, если уедет, и оставит людей в таком катастрофическом положении. там ведь гуманитарная катастрофа сейчас, почти все больницы разрушены, нет медикаментов и элементарных перевязочных материалов, конечности ампутируют без анестезии, очень много врачей и медицинских работников погибли. Вот уже несколько дней мы не знаем о нем абсолютно ничего, он не выходит на связь, это страшно..." Муж Натальи - выпускник Государственного Университета Медицины и Фармакологии им. Николая Тестемицану. После отъезда его семьи в Молдову, дом, в котором он остался вместе со своими братьями, подвергся танковому обстрелу. У одной из племянниц   была серьезно травмирована нога.  Единственным выходом, чтоб спасти жизнь 17-летней девочке, была ампутация конечности, ампутация, которую доктор провел без наркоза простым кухонным ножом прямо на кухонном столе, имея под рукой лишь йод и куски бинта

 

Наталья - одна из тех, кому было абсолютно некуда идти по приезде в Молдову. Но, как говорится, мир не без добрых людей, и ей на время помогли с однокомнатной квартирой. У нее был налаженный быт в Газе, четверо детей. Дочка-студентка пятого курса медицинского университета в Газе, сын- на четвертом курсе.  Несмотря на все пройденные круги ада, первое, о чем поинтересовалась

Наташа в Молдове - это смогут ли ее дети продолжить здесь обучение по специальности. Смогут, сказали в USMF, но только на платном отделении. К сожалению, вся  документация ВУЗа в Газе была уничтожена при ракетном обстреле учебного заведения, таже судьба постигла и электронные данные, так как главный сервер, в котором хранилась вся информация, касающаяся студентов, был разрушен. Так как среди наших граждан, эвакуированных из Газы  много студентов, мы обратились в Министерство Образования и Исследований (МОИ) с запросом, чтобы понять, каким образом они могут продолжить получение  высшего образования в ВУЗах Молдовы. Мы прождали почти полтора месяца, но ответа  от  госпожи Даниелы Тырсынэ, главного консультанта Дирекции политики в области общего образования и обучения на протяжении всей жизни МОИ - так и не получили.

Foto: Ecaterina Silvestru. Sursa: Facebook


"Конвенция о статусе беженцев ООН от 1951 года не предусматривает для граждан страны, которые вернулись на родину, какой-либо дополнительной защиты, кроме той, которая положена гражданам данной страны", разъясняет нам ситуацию Екатерина Силвестру, эксперт в области работы с беженцами. "Конечно, это непростая ситуация, к сожалению, как и во всем мире, они попадают под действие данной Конвенции и никакой дополнительной защиты для них не предусмотрено, но они могут обратиться, как социально незащищенные лица, в соответствующие органы."     

Реальность такова, что для лиц со статусом беженцев предусмотрено намного больше разнообразных механизмов социальной поддержки, чем для граждан РМ, которые много лет проживали за границей, и которые по воле судьбы и обстоятельств  вынужденно вернулись в страну происхождения, и являются по сути теми же самыми беженцами, многие не имея здесь ни родственников, ни крыши над головой. Но воспользоваться привилегиями беженцев они не имеют права. Именно по причине несоответствия этому критерию им отказывают и в благотворительных организациях, им отказали и в Агентстве ООН по делам беженцев. Даже процедуры новой программы  по реинтеграции (Национальной программы по стимулированию возвращения и содействию (ре)интеграции граждан Республики Молдова, вовлеченных в миграционный процесс на 2023-2027 годы), в том числе связанные с зачислением детей в детский сад или школу, не смогут облегчить положение наших героинь, ведь они спроектированы по модели добровольного возвращения, т.е. в нормальных условиях или с меньшей степенью уязвимости.

 

Соцработники в погоне за многодетной мамой

 

Вот уже больше недели я не могу с ней встретиться, чтоб услышать ее историю. Ее постоянно нет дома. Это Оксана, мама восьми детей, из которых один-грудной годовалый малыш и еще пятеро - несовершеннолетние, мал мала меньше. Ее эвакуировали из Газы одну с детками, мужа вывести не удалось, да и Оксану чудом пропустили египтяне, почти все ее документы были уничтожены во время бомбардировок.

 

Sursa: moldova.iom.int

 

С утра до вечера она бегает по инстанциям, восстанавливает документы, обивает пороги  госструктур и благотворительных организаций.  Но вот уже больше трех месяцев - безрезультатно. Денег нет вообще, и ходить приходится пешком. "Больше всего страдает малыш. Он у меня еще на грудном вскармливании, а мне приходится его оставлять со старшими сестричками на целый день, пока я хожу в поисках хоть какой-то помощи. В социальной службе мне говорят: иди работай! С грудным ребенком на руках? И с оравой малышни? У нас даже крыши над головой как таковой нет, родители в районе, папа инвалид первой группы, мама тоже еле на ногах держится, живут на мизерную пенсию, в доме никаких удобств, ни туалета, ни водопровода, куда я с моей компанией на их голову? Временно меня приютила тетя в Кишиневе, я думала, что в Кишиневе нас быстрее поставят на учет, все-таки столица, помогут с документами, школой, садиком. Но на данный момент нам не помогли абсолютно ничем. Только одна благотворительная организация дала одеяла и подушки, немного памперсов, а все эти уже почти три месяца мы существуем только благодаря добрым людям. Вы наверное представляете, что значит иметь восемь детей, и сколько денег нужно, чтоб их накормить одним только хлебом, и у тети я оставаться уже больше не могу, ей с нами очень тяжело..."

«Каждый раз, когда мы хотим прийти к ним домой, чтобы проверить условия проживания, не находим ее дома. Она  нас избегает! По этой причине мы не могли помочь им практически ничем. Она исчезает, а через несколько дней приходит прямо к нам», - рассказывает полицейскую историю с погоней Наталья Дубица, глава Управление социальной помощи Рышкань. «А если вы застанете ее дома, чем вы  сможете ей помочь?» - спрашиваем мы, поражаясь тому, как многодетная мать может скрываться от соцподдержки. "К сожалению, у нас сейчас нет программ для таких людей. И вообще, вы начали слишком низко, вам нужно обращаться в Правительство и спросить их какие программы у них есть для этой категории бенефициаров. Когда у нас есть налаженные программы, то мы можем помочь этим категориям людей, как мы это сделали с украинцами. А вот что касается Сектора Газа, то ситуация здесь немного сложнее. Поэтому мы и не смогли помочь. Из наших источников ей, возможно, предложили какие-то вещи и новогодние подарки. Любая помощь оказывается после оценки и еще нужен пакет документов. Для какой-либо  чрезвычайной ситуации у нас ничего не предусмотрено", - сказала госпожа .Дубица

 

 Foto: Natala Dubița. Sursa: Facebook

 

Откуда знать госпоже Дубица, что с Министерством мы уже давно переговорили, и там нам посоветовали начинать с местных отделений соцзащиты. "Мы сделали все, что могли для этих семей: мы взяли их данные, мы проинформировали благотворительные организации, мы  постоянно мониторизируем ситуацию", сообщает нам Теодор Викол, начальник Управления политики в сфере социальных услуг. " Но ведь ребенка не накормишь "мониторизацией", парируем мы. "Мне их очень жаль, по-человечески, но я не в силах чем-либо помочь", разводит руками чиновник.

"Вы знаете, я уже на грани отчаянья. Я устала стучать в двери, которые наглухо закрыты. Работники соцслужбы приходят в бешенство от того, что я постоянно меняю место жительства, но я ведь не виновата в том, что мне приходится скитаться, дети уже вымотаны тем, что у них нет своего угла, приходится ночевать то у одних родственников. то у других знакомых, для детей это огромный стресс. Предоставили бы нам какую-нибудь комнатушку и мы бы не бродяжничали. Мне изначально  отказали  даже в выплате пособия на малыша, которое дают всем деткам до двух лет, хотя он гражданин Молдовы и уже два месяца мы могли получать эти, пусть небольшие, но такие необходимые для нас деньги. Моим двум старшим совершеннолетним детям, рожденным на территории Молдовы, отказывают в выдаче молдавских документов и они не могут устроиться на работу. Иногда мне хочется просто взять детей, и стать у двери Президентского дворца, и пусть делают с нами, что хотят, нам терять нечего. В Газе мы чуть не погибли под обстрелами, а здесь мы медленно погибаем от безразличия властей, которые только оправдываются, что ничем не могут помочь, так как для разрешения подобных ситуаций у них ничего не предусмотрено", говорит Оксана.

 

Эксперт: Это не добровольная репатриация, а эвакуация из зоны боевых действий. Им нужна дополнительная поддержка

 

Статья 7 Закона № 547 от 25-12-2003 о социальной помощи гласит:

Социальной помощью пользуются лица и семьи, которые в силу экономических, физических, психологических или социальных факторов не имеют возможности своими способностями и знаниями предупредить и преодолеть трудную ситуацию, а именно:
            а) дети и молодежь, здоровью, развитию и физической, психической или духовной целостности которых наносится вред в среде их проживания;
            b) семьи, не выполняющие должным образом свои обязанности по уходу за детьми, их содержанию и воспитанию;
            с) семьи, не имеющие доходов или с небольшими доходами;
            с1) семьи, пострадавшие от насилия в семье;
            d) одинокие лица, которые не могут самостоятельно вести хозяйство, нуждаются в уходе и присмотре или не способны справиться с социально-медицинскими проблемами;
            f) семьи с тремя детьми и более;
            g) семьи с детьми при наличии одного родителя;
            h) престарелые лица;
            i) лица с ограниченными возможностями;
            j) другие лица и семьи, находящиеся в трудном положении.


Герои нашей статьи подходят под условия как минимум трех пунктов из вышеперечисленных, но, к сожалению, закон остается не более чем набором букв на белом листе бумаги, который легко аннулируется алгоритмом: закон есть-средств нет.
Государственный секретарь Министерства Труда и Социальной Защиты Василе Кушка в ответ на запрос anticoruptie.md прислал разъяснительную информацию на четыре листа, в которой очень детально описано, какая социальная поддержка предусмотрена в подобных ситуациях, но не было написано НИЧЕГО о том, что было конкретно сделано, кроме самой процедуры встречи репатриированных граждан, проведенной, кстати говоря, целиком и полностью при поддержке благотворительных организаций. Василе Кушка пишет нам, что "семьи были  включены в списки", "семьи были проинформированы о том, как стать на учет". И ни одного слова о реальной длительной помощи, кроме "ваучера каждому вернувшемуся из сектора Газа на 500 леев на покупку продуктов питания", которые, как оказалось после нашей беседы с репатриированными семьями, были выданы далеко не каждому.

 

 

Стоит отметить, что после того как портал  anticoruptie.md направил многочисленные запросы в госинстанции для прояснения ситуации, совершеннолетним сыновьям Оксаны были выданы молдавские удостоверения личности, и теперь они хоть как-то смогут помогать маме, хотя без знания языка и навыков (в Газе они были  студентами) это нелегко.  Абсолютно неожиданно, нашей многодетной маме позвонили из кишиневской рышкановской соцзащиты, и предложили раз в неделю в течение месяца получать набор пищевых продуктов. Это после того, как ей было категорически и с упреками отказано во включении семьи в какие-либо списки.

Также, в начале февраля, в  Государственном Педагогическом Университете имени Иона Крянгэ стартовали бесплатные курсы румынского языка, которые смогут посещать и наши граждане, репатриированные из Газы.

 

 

Ирина Гушан, директор программ Центра информации и документации по правам ребенка Молдовы (CIDDC), в своем комментарии для anticoruptie.md расставила все точки над "i" в сложившейся ситуации, по ее мнению,  возвращение семей молдавских граждан из Газы  не является  возвращение в страну происхождения в нормальных условиях, это экстренная эвакуация из зоны боевых действий. Она считает, что  этим людям нельзя относиться так же, как ко всем гражданам, которые добровольно возвращаются в Молдову. Им нужна дополнительная поддержка в реинтеграции.

 

"Точно так же, как никто не говорил нам, что однажды в Республике Молдова появятся беженцы и государству и CIDDC придется адаптировать свою работу к этой реальности, то же самое касается и молдавских граждан, эвакуированных из зон конфликта - никто не готовил нас к этому, но это не значит, что это не касается государства и не касается нас - CIDDC - организации, продвигающей внедрение Конвенции о правах ребенка в Республике Молдова.

Особенностью этих людей является то, что многие из них не имели контактов с Республикой Молдова в течение многих лет и, хотя у них есть права любого гражданина Молдовы, у них нет возможности ими воспользоваться, потому что они не жили в этой стране уже много лет, и их возвращение в Молдову - это не добровольная репатриация, а эвакуация из зоны боевых действий. Это не возвращение в страну происхождения в нормальных условиях, а экстренная эвакуация из зоны боевых действий. К этим людям нельзя относиться так же, как ко всем гражданам, которые добровольно возвращаются в Молдову. Им нужна дополнительная поддержка в реинтеграции."

 

Согласно нашим данным, в Секторе Газа еще остаются граждане Молдовы, точным числом которых мы не располагаем. Но нам удалось выяснить, что среди них есть сестра одной из героинь нашей статьи, с тремя детьми. К сожалению, на момент миссии по эвакуации, которая была проведена  в ноябре-декабре прошлого года Министерством Иностранных Дел и Европейской Интеграции при содействии стран-партнеров, женщине не удалось выехать из зоны конфликта, а на данный момент, при сложившихся обстоятельствах, эвакуация не представляется  возможной.

Напомним, что единственный пропускной пункт, который связывает Сектор Газа с внешним миром - Рафах - заблокирован, жители не имея возможности покинуть зону военных действий.  Согласно официальным данным, с начала конфликта 7 октября 2023 года по меньшей мере 30 000 жителей Сектора, в том числе более 10 000 детей, были убиты, более 70 000 ранены и 10 000 пропали без вести под завалами. По крайней мере 15 человек умерло от голода и обезвоживания.

Anticoruptie.md будет продолжать мониторизировать ситуацию семей наших сограждан эвакуированных в срочном режиме из зоны военных действий в секторе Газа, в надежде что  ответственные органы  найдут нужные рычаги для претворения прописанных на бумаге законов в действие.

Расследования по теме

Предыдущая статья на эту же тему

Следующая статья на эту же тему

Материалы платформы www.anticoruptie.md могут быть использованы только в сокращении до 1.000 символов. Все интернет ресурсы обязаны указывать источник и прямую ссылку на статью. Печатные издания, радиостанции и телеканалы должны озвучивать источник. Копирование полного текста разрешается только с предварительной договоренностью с Центром Журналистских Расследований. Статьи, опубликованные на портале www.anticoruptie.md защищены Законом об авторском праве и смежных правах.

Комментарии