Социальные

Украденные годы

Сахзавод -- мёртвое предприятие Рыбницы. Фото: ЦРЖМ
Автор: Виктория Пашенцева, Юлия Власюк
03/08/2016 2496

Немало жителей Приднестровского региона, оформляя пенсию, сталкиваются с проблемой «пропавших» трудовых лет. По причине этой «пропажи» размер пенсии оказывается многим меньше, чем человек заработал на самом деле и мог бы получать.

Например, рыбничанке Валерии Борисовне, женщине совсем ещё молодая, в 2013 году врачи дали группу инвалидности. Оформляя пенсию, она неожиданно узнала что из 13-ти лет её работы на Рыбницком мясокомбинате учитываются только 9 месяцев.

«При начислении пенсии по возрасту, в учёт пойдут тоже только эти месяцы. Потому что в течение остального времени вашей работы предприятие не делало в казну необходимых отчислений, как того требует закон», – сказала женщине инспектор социальной службы.

Dura Lex

Единый фонд социального страхования из Тирасполя (ЕГФСС), в ответ на запрос журналистов, прислал довольно пространное объяснение о том, что каждый гражданин имеет право на трудовую пенсию. Но при условии, что организация, в которой он работал, перечисляла страховые взносы в единый государственный фонд социального страхования конкретно на пенсионное обеспечение.

При этом понятие страховых взносов установлено законом. Это обязательные платежи, которые состоят из социального налога и страхового взноса, что вносят страхователи, то есть, работодатели. Впрочем, взносы эти могут также уплачивать самостоятельно и физические лица, чтобы реализовать своё право на пенсионное обеспечение. Однако основная финансовая нагрузка, а также ответственность за финансирование пенсионного обеспечения работников возлагается на организации, так как у ЕГФСС нет финансовой возможности обеспечить всех пенсионеров только за счёт сумм обязательного страхового взноса, который составляет 3% от размера заработной платы.

Инспектор ФПП Андрей Крук. Представляет интересы работников,
но не всегда может защитить их. Фото: ЦРЖМ

«Дело в том, что в бюджет ЕГФСС идёт 25% от суммы социального налога, который обязан платить каждый работодатель. И основная часть этих отчислений, а именно 20,7%, как раз и составляют отчисления на цели пенсионного страхования. Если же организация не перечисляет эти деньги, казна фонда не наполняется. А раз так, то из каких средств платить людям пенсию?», – пояснил правовой инспектор федерации профсоюзов Андрей Крук,

Заложники ситуации

Организации и их руководители часто не несут никакой ответственности за «украденные годы» работников – то есть за годы, которые из-за отсутствия необходимых перечислений не входят в трудовой стаж при начислении пенсии. Подтверждение тому – истории работников Рыбницкого мясокомбината.

В 1994 – 1996 годах это предприятие было вполне успешным. Тогда там работало порядка 300 человек. Но после развала СССР его дела становились всё хуже и хуже. И в 1998 году комбинат полностью остановился. Всех работников отправили в отпуска без содержания. Два года спустя власти попытались реанимировать колбасный цех. Но это не помогло – комбинат испустил дух, так и не рассчитавшись с трудовым коллективом.

«Мне повезло, Расставшись с комбинатом, на котором отработала 22 года, я недополучила всего полторы тысячи рублей. А у многих моих бывших коллег долг измеряется тысячами. Некоторые работники подали в суд. Но так и не смогли ничего добиться. Почему? Во время множества производственных перипетий, в основе которых нередко, надо думать, лежали обычные махинации, пропали бухгалтерские бумаги и большая часть архива предприятия. Поэтому установить, кто и когда работал, как с людьми рассчитывались, сколько ещё им осталось получить, просто невозможно. Именно поэтому, я, оформляя пенсию, так и не смогла взять справку, которую нужно было представить в управление социальной защиты о стаже своей работы. И потеряла несколько лет трудового стажа», – считает Людмила Ковальчук, бывший технолог колбасного цеха бесславно почившего предприятия.

При этом оказалось, что никто конкретно в этом не виноват. Сохранился лишь акт приёма-передачи документации, подписанный в марте 2005 года. В документе зафиксировано, что директор А. Г. Молдовский не передал директору Ю. И. Захарову бухгалтерские документы. Но выяснить, когда именно пропали эти документы, оказалось невозможным. Это не смогла установить даже комиссия госархива, которая делала опись сохранившихся документов.

А назначенный в 2006 году на должность директора предприятия «Рыбницкий мясокомбинат» Анатолий Ганский так обрисовывал доставшееся ему когда-то хозяйство: «У меня здесь ничего нет. Даже отдела кадров. Из всех архивных документов – только два десятка трудовых книжек. И некоторые карточки с долгами по зарплате за период после 1992 года. Документации, которая касается работы предприятия до этого года, нет».

Сегодня в межведомственном архиве, который находится в ведении местной госадминистрации, хранится всего 61 дело работников рыбницкого мясокомбината – за период с 1978 по 1980 и с 1990 по 2009 годы. Документы за период с 1981 по 1989 годы в архив так и не поступили.

Кто погасит миллионные долги?

Впрочем, есть в Рыбнице предприятия, которые по документам числятся «живыми», а на деле не работают вот уже много лет. В их числе Рыбницкий сахарно-спиртовой комбинат (РССК). По данным администрации города Рыбницы и Рыбницкого района, задолженность этого предприятия в единый фонд социального страхования на 1 апреля 2016 года составляла почти четыре миллиона рублей. И надежды на то, что она будет погашена, практически не осталось. Поскольку руководитель РССК Валентина Назария ещё в 2013 году заявляла, что сумма его задолженности намного превышает фактическую стоимость оставшегося имущества. Таким образом, больше двухсот работников комбината будут получать или уже получают пенсию в меньшем размере, чем могли бы, если бы предприятие рассчиталось по своим долгам.

В подобную ситуацию попало и ЗАО «Рыбницкий насосный завод» (РНЗ). С той лишь разницей, что у него ещё есть шансы пережить кризис и вновь заработать на полную мощность. Для этого, по словам нынешнего директора предприятия Петра Голимблевского, нужна лишь поддержка государства.

Однако бывшие и нынешние работники предприятия говорят, что не могут ждать, пока рыбницкий насосный завод будет реанимирован. Ведь, по словам главного бухгалтера Галины Лашкан, РНЗ не перечислял деньги в пенсионный фонд с октября 2008 года. И к 1 июня 2016 года долг составлял порядка 280 тысяч рублей. То есть с трудностями при выходе на пенсию столкнутся примерно 140 работников завода. А сколько из них уже вышли на пенсию и не получают её в полном размере – неизвестно. На РНЗ такой учёт не ведут.

Татьяна Анатольевна Монятовская. Работала на Рыбницком насосном заводе.
Но при оформлении пенсии стаж работы на этом предприятии ей не засчитали
из-за того, что завод не перечислял деньги в пенсионный фонд. Фото: ЦРЖМ

Неизвестно также и когда руководство Рыбницкого насосного завода сможет погасить долги перед пенсионным фондом. Поскольку законодательство устанавливает строгую очерёдность в порядке погашения задолженностей предприятий. Сначала алименты и возмещение вреда здоровью, далее – расчёт по заработной плате и выплата выходных пособий, и только потом – обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в том числе, и в пенсионный фонд. А в мае 2016 года в службе судебных исполнителей находились 289 исполнительных документов о взыскании в пользу 139 работников РНЗ начисленной, но невыплаченной заработной платы на сумму более двух миллионов рублей. Судя по всему, завод ещё не скоро рассчитается по долгам перед пенсионным фондом, а его работники ещё не скоро смогут получать пенсию в том размере, в котором заслужили. А те из них, кто уже вышел на пенсию и получает её «в урезанном виде», смогут получить перерасчёт выплат лишь с того момента, когда завод наконец-то перечислит деньги в пенсионный фонд.

В частном порядке

Подобные проблемы также возникают и на других предприятиях. Причём не только на крупных. В мелких частных фирмах ситуация ещё сложнее. Они иногда не только «забывают» сделать отчисления в пенсионный фонд, но и нередко ведут двойную бухгалтерию. Об этом журналистам ещё несколько лет назад рассказывала начальник отделения пенсионного фонда по Рыбнице и Рыбницкому району, Наталья Корня. По ее словам, некоторые работодатели платят работникам зарплату в конвертах, мотивируя это желанием уберечь их от «лишних» налогов. На самом же деле, руководители таким образом «обходят» закон о налогообложении, думая лишь о своей выгоде. И сколько таких предпринимателей – неизвестно. Никто не ведёт учёт случаев, когда люди оставались без пенсии из-за недобросовестности работодателей.

Впрочем, в последние годы много таких нарушений в сфере малого бизнеса. Речь идёт о предпринимателях, работающих по патенту. К примеру, на рыбницком рынке уже практически не осталось людей, которые работают неофициально – без патента.

«Лет пять назад эта проблема была актуальной, но теперь очень строго отслеживает такие нарушения налоговая инспекция. Да и на законодательном уровне рассматривается закон о том, чтобы размер пенсии патентщика напрямую зависел от стоимости патента. Оно и понятно: дороже патент – больше отчисления в пенсионный фонд», – говорит Алла Малай, старший контролёр ООО «Регалис», в ведении которого находится в Рыбнице центральный городской рынок.

По закону против прав

Получается, что в Приднестровском регионе систематически, в течение многих лет, граждане не могут в полной мере реализовать своё право на социальное обеспечение в старости. Однако, ответственные органы не только не решали эту проблему, но до сих пор стараются не привлекать к ней общественное внимание.

Например, авторы статьи ещё 16 мая 2016 года обратились в прокуратуру города Рыбницы и Рыбницкого района с запросом, в котором просили предоставить сведения о количестве жалоб на отсутствие перечислений в пенсионный фонд. А также о результатах проверок по этим жалобам. Однако рыбницкий прокурор Наталья Чорба, направила редакционный запрос в пресс-центр республиканской прокуратуры. Там по телефону подтвердили: запрос получен, но ответ на него будет 1 июля. Хотя по закону ответственные органы обязаны предоставить ответ на запросы СМИ в течение семи дней. В противном случае, они могут в течение трех дней со дня получения запроса вручить представителю редакции уведомление об отсрочке. Однако журналисты не получили из прокуратуры ни уведомление об отсрочке, ни ответа на свой запрос.

Также не удалось получить доступ к информации о невыплате зарплаты рабочим и в рыбницком суде, где находятся архивные материалы по делу, которое было возбуждено в отношении руководителя ЗАО «Рыбницкий насосный завод». Но председатель суда Светлана Федоричак не позволила журналистам ознакомиться с материалами этого дела. Она сослалась на закон о статусе судей, в соответствии с которым судья не обязан предоставлять рассмотренные дела для ознакомления кому бы то ни было иначе, как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом. Хотя есть и другой закон – об обеспечении доступа к информации о деятельности судов. И он предусматривает право граждан и организаций на ознакомление с данными, которые находятся в архивных фондах. А ограничение доступа к этим данным возможно только в том случае, если они отнесены к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну.

Тусклая надежда

Мария Дионисьевна Сидлецкая 40 лет отработала на Рыбницком
сахарноспиртовом комбинате. И оформляя пенсию столкнулась с тем,
что не может получить достойную пенсию. Фото: ЦРЖМ

Впрочем, власти всё же предпринимают попытки избавить людей от проблем, которые возникают в случаях, когда предприятия не перечисляют обязательные взносы в пенсионный фонд. В частности с 2004 года введён персонифицированный учёт начисления и уплаты работодателями страховых взносов на пенсионное обеспечение. Любой работник любого предприятия может в любой момент проверить, перечисляет ли работодатель средства в единый государственный фонд социального страхования. И если нет, то обратиться с жалобой в надзорные органы. А они уже примут меры: проведут проверку, выпишут предписание, привлекут организации-нарушителей к административной ответственности. Вот только все эти меры не гарантируют, что задолженности перед пенсионным фондом будут погашены. Пример тому, ситуация с сахарно-спиртовым комбинатом и насосным заводом.

Гораздо эффективнее в решении пенсионных проблем может стать законодательный акт, вступивший в силу в июне 2016 года. Он предусматривает поправки в закон о пенсионном обеспечении граждан, которые оговаривают право на трудовую пенсию работников предприятий, чьи долги перед пенсионным фондом будут официально признаны безнадёжными или невозможными к взысканию. Однако есть опасность, что процедура этого признания затянется на долгие годы. И граждане, которые вот-вот выходят на пенсию или уже вышли не смогут воспользоваться этим правом. По словам правового инспектора федерации профсоюзов Приднестровского региона Андрея Крук, в этом случае пострадают и уже страдают тысячи людей.

Между тем, на Украине эту проблему решили. Там, в случаях, когда нет документов подтверждающих стаж, факт своей работы можно подтвердить свидетельскими показаниями – достаточно трёх человек.

Расследование выполнено в рамках  Проекта «Shining a Light on Corruption in Moldova», осуществляемого Центром журналистских расследований и «FreedomHouse» при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Королевства Норвегия.

Расследования по теме

Предыдущая статья на эту же тему

Следующая статья на эту же тему

Материалы платформы www.anticoruptie.md могут быть использованы только в сокращении до 1.000 символов. Все интернет ресурсы обязаны указывать источник и прямую ссылку на статью. Печатные издания, радиостанции и телеканалы должны озвучивать источник. Копирование полного текста разрешается только с предварительной договоренностью с Центром Журналистских Расследований. Статьи, опубликованные на портале www.anticoruptie.md защищены Законом об авторском праве и смежных правах.

Комментарии