Госзакупки

Подземные аукционы (I)

Alexandru Zaharia, singurul primar care a fost condamnat în ultimii doi ani pentru că ar fi trucat o licitație. Foto: Victor Moșneag
Автор: Victor Moșneag, Anatolie Eșanu
11/02/2016 8002

В системе, в которой бытуют взятки и «откаты», за последние два года только один примар был пойман с поличным и, впоследствии, приговорен к условному заключению по обвинению в мошенничестве при проведении публичного аукциона. И это в то время, когда некоторые аукционы кажутся более чем сомнительными, а свидетельства некоторых бизнесменов и примаров выводят на свет мир, в котором закулисные игры и взятки диктуют правила игры, правила, которым ни один участник не осмеливается противостоять, только чтобы не быть исключенным из сделки.

В последние годы многие села Молдовы воспользовались миллионными инвестиционными проектами. Будь то ремонт дорог, восстановление школ или детских садов, или работы по строительству водопроводов, представители местной публичной власти организовывали больше, чем когда-либо, денежных торгов, в результате которых, согласно закону, должны были выбрать наилучшее предложение для населенного пункта, который они представляют: взвешенное с финансовой точки зрения и поступившее от экономического агента, которому можно доверять, и доказавшего эффективность. Реальность, которую мы обнаружили после изучения документов, легализовавших десятки торгов, совсем иная. Мы открыли мир, в котором важных сельских торгов, выигранных честно, без распилов и связей, практически не существует. Почти везде в ходу взятки, тайные связи или приказы сверху, чтобы проникнуть в мир фальсифицированных аукционов.

Аукцион за 200 тысяч леев

Александр Захария до прошлого года был примаром с. Лэргуца, Кантемирского района, находясь во главе села, с перерывом лишь на четыре года, еще с 1995 года. В декабре 2014 года он был арестован с поличным сотрудниками Национального антикоррупционного центра (НАЦ) в одном из заведений в центре города вскоре после получения 170 тысяч лей от Алексея Унгуряну, директора фирмы ООО «Aniplan». Ион Мунтяну, прокурор Антикоррупционной прокуратуры (АП), руководивший уголовным преследованием по этому делу, установил, что эдил (глава села), будучи председателем Аукционной комиссии, «действуя с преступным умыслом», перед проведением аукциона, потребовал от Унгуряну 200 тысяч леев. Последний должен был принять участие в аукционе, организованном властями по поводу земельного участка площадью 5,5 га за пределами села Лэргуца, и за эти деньги бизнесмену должны были присудить победу. Примар должен был получить деньги после подписания договора и после регистрации земельного участка, вынесенного на аукцион, в кадастровых органах.

Таким образом, два месяца спустя после проведения аукциона, выигранного Унгуряну, помимо суммы в 85 тысяч леев, прокуроры утверждают, что примар вновь потребовал 200 тысяч, получив в результате переговоров и угроз расторжения договора только 170 тысяч в одном из заведений в центре Кишинева. После получения денег он был задержан офицерами НАЦ и доставлен в изолятор. 29 декабря 2015 года Александр Захария был приговорен к пяти годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на три года, будучи признан виновным в получении выгоды из влияния, а не в пассивной коррупции, преступлении, за которое он был судим. Прокурор Ион Мунтяну не был согласен с приговором, который был опротестован в Апелляционной палате (АП) г. Кишинев с требованием лишить обвиняемого свободы. Александр Захария, который больше не выдвигал кандидатуру на новый срок прошлым летом, был удовлетворен решением первой инстанции.

Объяснения осужденного примара

Дом Александра Захария, бывшего примара с. Лэргуца Кантемирского района
Фото: Ziarul de Gardă

Мы встретились с Александром Захария, единственным примаром, пойманным на взятке за последние два года, впоследствии осужденным за подделку аукциона. В одну из суббот он принял нас в своем скромном доме в с. Лэргуца, Кантемирского района. Мужчина, теперь безработный, утверждает, что он невиновен, и что у обвинений, выдвинутых против него, не было реальной поддержки. Он согласился подробно изложить свою позицию, которая, как указано в обвинительном приговоре, вынесенном на его имя, он сообщил и судьям. Бывший примар уточняет, что на участке земли сельскохозяйственного назначения, по поводу которого был организован этот аукцион, имелись залежи бентонитовой глины (бентонита), и, в этой связи, он представлял интерес для трех бизнесменов. Бывший примар говорит, что Алексей Унгуряну, который впоследствии донес на него в НАЦ, получил землю на третьем аукционе, после того как первые два были отменены, потому что выигравший его Георгий Голбан, его дальний родственник (тесть/свекр брата примара), не уплатил сумму, за которую он его выиграл: более 400 тысяч на первом аукционе и 800 тысяч на втором аукционе.

«Я был всего лишь председателем Аукционной комиссии. Я был всего лишь тем, кто открывал аукцион. И, кроме того, мои полномочия были ограничены. В игру вступал аукционист. Так проходят аукционы «с молотка». Тот, кто больше платит, побеждает», – говорит бывший примар. Алексей Унгуряну заявил служителям закона, что после второго аукциона он встретился с примаром в одном из сельских заведений, и тот потребовал 200 тысяч за назначение победителем аукциона. «Я во втором аукционе даже не участвовал, так как состою в родственных отношениях с одним из участников. Так что я поехал в Кантемир, на оперативное заседание Совета. Меня не было в селе. Я не мог с ним встретиться. А потом, как я мог говорить с ним об участке, который уже был продан? Голбан выиграл аукцион и обязан был рассчитаться в течение 20 дней. Земля была присуждена. Как я мог знать, что сделает Голбан? Мы с ним родственники, но очень далекие… Как я мог просить денег? И еще кое-что. Зачем соглашаться дать 200 тысяч, если купил землю за 80 тысяч?» – спрашивает Александр Захария.

«Значит, надо уезжать из этой страны»

В общей сложности, на третьем аукционе Алексей Унгуряну был единственным претендентом. Таким образом, он выиграл участок всего за 83 тысячи леев, хотя на двух предшествующих аукционах торговались до 400 тысяч. «Только после аукциона, который выиграл, он приехал в село, чтобы забрать некоторые документы, и я в беседе с ним сказал, что являюсь основателем сельской церкви, и что хотел бы найти кого-то, кто мог бы сделать пожертвование на церковную ограду. Сначала он вызвался помочь… Впоследствии, как будто пошел в разрез со словами. Я ему все звонил, а он говорил: то сегодня, то завтра», – объясняет Александр Захария, уточняя, что деньги, полученные им в итоге, были для церковной ограды. «Может быть, я каким-то образом упомянул, что могу расторгнуть договор…, но я был зол, потому что он все откладывал. Деньги были для церковной ограды, не для меня. И они не связаны с аукционом. Посмотрите, как я живу. У меня нет банковских счетов, мои дети снимают жилье», – оправдывается бывший примар. Он также отметил, что Алексей Унгуряну начал записывать разговоры между ними еще в декабре, то есть за два месяца до аукциона.

Алексей Унгуряну, бизнесмен, который донес на Александра Захария в НАЦ, был немногословен в беседе с нами. Он сказал, что не имеет права обсуждать эту тему, но не преминул выразить свое разочарование после того, как мы сказали, что примара, на которого он донес, приговорили к пяти годам лишения свободы условно. «Значит, надо уезжать из этой страны… Больше нет смысла бороться с коррупцией. Какая церковная ограда? Давайте будем серьезными», – ответил он нам.

За последние два года НАЦ, согласно данным, содержащимся в ответе, направленном в адрес редакции, были проведены расследования 12 дел, по которым проходили должностные лица местных примэрий и их причастность к публичным торгам. В большинстве случаев (8), однако, местные чиновники оказывались в центре расследований, потому что власти продавали публичные блага без объявления публичного аукциона, как того требует закон. Хотя о коррупции вокруг аукционов говорится повсюду, только по одному делу, примара из Лэргуца, НАЦ расследовал дачу взятки в ходе осуществления тендера.

Пакт с дьяволом, чтобы сделать что-либо для общества

После обсуждений с несколькими примарами, мы окончательно убедились в том, что в подделке аукционов, они, как председатели Аукционной комиссии, играют решающую роль. Хотя большинство глав сел, которых мы охватили, были крайне предусмотрительными в беседах с нами, мы все же смогли убедить главу одной коммуны, имеющей важное значение для Молдовы, с более чем 4 тысячами жителей, рассказать о том, как организуются аукционы в сельской местности. После нескольких дней «переговоров», мы добились встречи с ним. Беседа состоялась в здании Примэрии, но не в кабинете примара. После того, как он недоверчиво закрыл дверь на ключ, чиновник убедился, что мы не снимаем диалог на камеру и не записываем на диктофон. Обеспечение анонимности было условием, установленным с самого начала.

Чиновник с несколькими примарскими мандатами за спиной, недавно избранный на новый срок, рассказал нам, как «обставил» целый ряд аукционов, чтобы в итоге выиграло общество.

«Иногда мы вынуждены заключить союз с дьяволом, иначе твой четырехлетний мандат пройдет, а ты ничего и не сделал», – говорит примар.

Мы настояли на том, чтобы он описал, как заключается этот «союз с дьяволом». Таким образом, примар рассказал нам, как, нарушив закон, получил финансирование для проекта первостепенной важности для села. А именно, специалист, подготовивший ему проект для соответствующей работы, сказал, что может порекомендовать фирму, которая поможет ему получить необходимое финансирование, с одним условием: чтобы аукцион выиграла эта фирма, которая и поможет с финансированием. А в прошлом году был проведен аукцион, который выиграла фирма, с которой примар договорился заранее.

«Вот столько, достаточно?». Я сказал: «Благодарствую»

На вопрос, есть ли у примара рычаги влияния на решение Аукционной комиссии в пользу тех или иных фирм, примар с уверенностью заявил, что есть, так как другие члены Комиссии де-факто являются его подчиненными. Он признал, что несколько раз чинил всевозможные препятствия, дабы помешать другим экономическим агентам принять участие в торгах, чтобы нанять фирму, с которой с самого начала существовала договоренность. «Он (победитель, прим. ред.) владеет несколькими фирмами. Они принадлежат жене, ему, зятю, сыну… Он делает 4-5 предложений и выигрывает жена, например. Если он идет на подобное, то знает, что выигрыш достанется ему», – сказал нам чиновник.

В случае небольших проектов, до одного миллиона леев, практикуются другие методы «сотрудничества» между примарами и экономическими агентами. Потому что закон в данном случае говорит, что должны принимать участие, по крайней мере, три экономических агента, фирма, которая должна победить, должна найти другие две «дружественные» фирмы для участия, только чтобы выполнить законные требования. «Его забота, где он их находит. Я должен провести конкурс оферт, такова процедура», – говорит примар, уточняя, что достигает таких договоренностей с экономическими агентами, с которыми уже осуществлял работу в прошлом, и которым доверяет. Конечно, вследствие этой сделки выигрывает и примар. «Все хотят иметь что-то. Если примар сдал эту работу, у него тоже есть маломальский процент». На вопрос, каким может быть этот процент, примар сказал нам, что никогда не просил определенную денежную сумму. «Как-то мне сказал один: «Вот столько, достаточно?». Я сказал: «Благодарствую», – и все. Мы говорили с ними потом, так, по-приятельски… Они тоже рады, когда не просишь, но договариваешься по-человечески», – объясняет примар.

Экономический агент: «Абсолютно любой делает это»

Искренние заявления примара подтверждают практически все экономические агенты, участвующие в торгах, проводимых в селах Молдовы, с которыми мы беседовали в последние месяцы. С представителем одной фирмы мы встретились в столичном торговом центре. Недовольный тем фактом, что для победы на аукционе необходимо платить, бизнесмен согласился поговорить с нами о системе. При одном условии. Без обнародования данных о его личности. В противном случае, говорит он, не сможешь получить ни одного договора в последующие годы. Он рассказал нам, что, хотя его фирма в последнее время принимала участие во многих аукционах, предлагая лучшие цены, победителями назначались другие фирмы. «Люди там заранее договариваются с примарами… Особенно сейчас с этим кризисом: нет объектов, нет работы. Продвигаются только те объекты, у которых есть поддержка на высоком уровне. Может, в Парламенте, Правительстве или Районном совете… они договариваются, делают проект, делают все». После этой дискуссии, однако, из разговора с другими людьми, в том числе с примаром, мы узнали, что даже наш источник, который говорил с нами о коррупции в системе, пообещал примару деньги только для облегчения пути к победе на одном из аукционов в селе, которым тот руководит.

Соблюдение анонимности было условием, на котором согласились говорить все стороны, вовлеченные в фальсификацию торгов. Их мотив был прост. За их показания они будут исключены из системы и, таким образом, больше не смогут выигрывать аукционы, даже давая взятки. Некоторые руководители ООО, у которых в активе десятки выигранных аукционов за последние годы, признали, что, хотя они и не одобряют эту практику, чтобы выиграть аукционы, им самим пришлось заплатить. «Ребята, это такое дело, что… Понимаете, мы все в этом замешаны. Любой экономический агент, абсолютно любой делает это. Просто об этом никто не говорит… когда действительно разговор заходит о взятке, откате». Представитель фирмы сказал нам, что помимо того, что необходимо договориться с примаром, чтобы выиграть аукцион, нужно также иметь связи в АГЗ, учреждении, которое утверждает или отменяет результаты торгов.

«После проведения аукциона, далее предприниматель идет на поклон в Гос. закупки (Агентство по государственным закупкам – АГЗ, прим. ред.), но если не договорился с Гос. закупками…, нет. Как правило, там запрашивают по меньшей мере 2% от суммы договора. Если не платишь, тогда есть все шансы, что выигранный аукцион будет аннулирован. Причины найдутся. Мы как-то не захотели платить, и нам передали, что мы потеряем договор. Когда же мы решили дать деньги, уже было слишком поздно. Тендер был отменен», – отмечает он.

«Там тебе могут сказать 5%, могут – 10%, или 8%…»

«Иногда идешь, жмешь руки, все красиво, но в итоге поступает звонок, и твоя ладонь остается… Да, звонок сверху. От депутата, министра, который говорит ему: Г-н примар, сделай как-то так, чтобы выиграл такой-то. Он быстро подчиняется. А примар и Аукционная комиссия что-нибудь да найдут. Потому что ты не можешь представить абсолютно совершенный пакет документов», – сообщает другой бизнесмен их этой области. «Примар говорит: Хорошо. Я согласен. Дай мне 3%, а ты иди, решай вопрос в Гос. закупках (АГЗ, прим. ред). Там тебе могут сказать 5%, могут – 10%, или 8%. Или могут сказать ни**я, этот должен выиграть, и все тут», – продолжает бизнесмен, который рассказал нам также о том, как обращаются деньги, уточнив, что взятку не дают напрямую, а через посредников, или ее оставляют в надежном месте, которое тот, кто ее дает, находит несколькими минутами ранее.

В заключение, бизнесмены, с которыми мы говорили, жаловались на тот факт, что по причине взяток, которые они должны давать, прибыль от осуществления определенных работ является минимальной и, из-за этого, часто страдает качество работы, поскольку приходится экономить на используемых материалах.

«Я убежден на 100%, что аукцион был проведен с одной целью»

Ион Гамарц – примар с. Пеливан, Оргеевского района.
Он считает, что руководство села сфальсифицировало аукцион
для реабилитации канализационных сетей и переоснащения насосной станции
Фото: Ziarul de Gardă

Тем не менее, доказать фальсификацию аукциона довольно сложно, часто невозможно. Потому что в большинстве случаев, обе участвующие стороны удовлетворены и только выиграли от сотрудничества. То, как это трудно, на личном опыте ощутил Ион Гамарц, примар с. Пеливан, Оргеевского района, с июля 2015 года. Эдил уверен, что аукцион, организованный в декабре 2014 года для «работ по расширению гравитационных канализационных сетей, реабилитации канализационных сетей и переоснащения насосной станции» в селе, был сфальсифицирован бывшим руководством Примэрии. Аукцион был выигран ООО «Litarcom», которое предложило за эти работы 7,15 миллионов леев. В торгах приняли участие два других ООО, но тогдашнее руководство населенного пункта предпочло экономического агента, популярного в то время, который выигрывал большинство торгов, финансируемых Национальным экологическим фондом (НЭФ) Министерства охраны окружающей среды.

«Я убежден на 100%, что аукцион был проведен с одной целью – чтобы выиграла соответствующая фирма. Это мое мнение, и я его не изменю. И далее, как все пошло, с авансовой выплатой, и так далее, они говорят о том, что в этом состояла цель, чтобы выиграла эта фирма», – говорит Ион Гамарц. По данному вопросу еще в сентябре 2015 года примар направил жалобу в Антикоррупционную прокуратуру, а также в другие компетентные органы, с просьбой расследовать, как бывший примар села авансом перевел часть денег фирме ООО «Litarcom» два дня спустя после проигрыша на выборах и до признания мандата нового примара Оргеевским судом, которое состоялось 9 июля.

Примар с. Пеливан говорит, что из-за плохого качества работы, выполняемой компанией «Litarcom»,
грунтовая вода проникает в недавно построенную канализационную систему.
Выйдя на поверхность, вода повреждает местные дороги
Фото: Ziarul de Gardă

Гамарц ссылается на договор, подписанный бывшим примаром Григорием Барбу 30 июня 2015 года, два дня спустя после того, как он (Гамарц, прим. ред.) выиграл второй тур выборов в селе; по нему фирме «Litarcom» были перечислены 750 тысяч леев для работ, которые еще не были выполнены, хотя официально денежные переводы всем фирмам осуществляются только после выполнения работ. Другим странным аспектом данного аукциона является дополнительное соглашение стоимостью 1,18 миллионов леев, подписанное между Примэрией Пеливан и ООО «Litarcom», зарегистрированное АГЗ 31 июля 2015 года. Договор, говорит Ион Гамарц, был подписан бывшим главой села Грегорием Барбу в конце мандата, хотя неясна необходимость этого, поскольку на тот момент не было достоверно известно, возникнет ли необходимость в дополнительных средствах для выполнения работ, так как они тогда только начинались.

Бывший примар Григорий Барбу, услышав о теме беседы, растерянно сказал, что находится на заседании, и попросил перезвонить. Только вот впоследствии он больше не стал отвечать на наши настойчивые звонки. «Они меня пугают, что если я откажусь от них (от фирмы «Litarcom», прим. ред.), то мы потеряем этот проект. Но я хочу все сделать правильно. Как принять это, если работы не выдерживают никакой критики?» – спрашивает Ион Гамарц. В конце декабря 2015 года работы на водопроводе Пеливан, спустя год после аукциона, были остановлены.

P.S. В следующем выпуске вы сможете прочитать о торгах на более 150 миллионов леев, выигранных ООО «Litarcom», и проблемах местных властей после этих торгов; как фирмы, предлагающие самые высокие цены, выигрывают на аукционах в селах Молдовы; о тендерах с политическим душком, но и об организованных примарами тендерах для своих семей. Кроме того, в следующем выпуске вы узнаете позицию АГЗ по поводу фальсификации тендеров.

Исследование осуществлено в рамках Проекта «Shining a Light on Corruption in Moldova», реализованное Центром журналистских расследований и «Freedom House», при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии.

Перевод: Ziarul de Gardă

 

Расследования по теме

Предыдущая статья на эту же тему

Следующая статья на эту же тему

Материалы платформы www.anticoruptie.md могут быть использованы только в сокращении до 1.000 символов. Все интернет ресурсы обязаны указывать источник и прямую ссылку на статью. Печатные издания, радиостанции и телеканалы должны озвучивать источник. Копирование полного текста разрешается только с предварительной договоренностью с Центром Журналистских Расследований. Статьи, опубликованные на портале www.anticoruptie.md защищены Законом об авторском праве и смежных правах.

Комментарии