Социальные

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВОЙНЫ: ГРУЗИЯ и МОЛДОВА

Щупальца российского пропагандистского спрута

Автор: Cornelia Cozonac, Marin Bogonovschi (R.Moldova), Nino Gogua (Georgia)
12/02/2020 20623

Грузия и Молдова имеют много общего, не только гостеприимство и хорошее вино, но и глубокие раны, нанесенные за последнюю четверть века. Две войны в Грузии и одна в Молдове, поддерживаемые Российской Федерацией, разъединили территории, сломали человеческие судьбы, раскололи семьи и посеяли вражду между людьми. После этих страшных войн появились самопровозглашенные государственные образования: Абхазия и Южная Осетия в Грузии и Приднестровье в Молдове. Российская Федерация продолжает оказывать всем трем сепаратистским республикам поддержку посредством всяческих вероломных схем, а также мощной пропагандой и дезинформацией, подпитываемой Москвой. Команда журналистов из Грузии и Молдовы попыталась узнать, как работает российская пропаганда в обеих странах, особенно в сепаратистских регионах.

«Идите до каменных блоков в начале моста, за ними мы уже не сможем обеспечить вам безопасность», - говорит грузинский полицейский, разрешая нам производить киноъемку в зоне пропускного пункта через реку Ингури, которая разделяет Грузию от Абхазии, сепаратистской республики, провозгласившей свою независимость после войны 1992–1993 годов. От полицейского поста близ города Зугдиди в регионе Самергело - Земо Сванети нужно пройти около полутора километров, чтобы добраться до Пограничной полиции.

Движение по направлению к Абхазии и обратно очень интенсивное. Люди идут пешком, едут на велосипедах или на автомобилях к мосту через Ингури и наоборот. Некоторые добираются на такси или микроавтобусом до полицейского поста, а затем идут пешком несколько километров или дожидаются попутной машины.

Подступы к мосту через Ингури. По ту сторону моста стоят российские военные. Фото: ЦЖРМ

В сторону Абхазии едут только автомобили с абхазскими номерами. Грузины не едут в Абхазию. Тем, кто был вынужден бежать в Грузию во время войны, и имеющим родственников в Абхазии, нужен специальный пропуск, который крайне трудно получить от абхазских властей.

«На этих территориях небезопасно. Рискуешь, отправляясь туда, там высока преступность, всякое может случиться», - говорит нам Гоча Минджорая, сопровождающий нас журналист из Зугдиди.

Грузины, оставшиеся жить по ту сторону, а также абхазы, приходят в Грузию, чтобы пройти медицинский осмотр, купить медикаменты, продукты питания, товары первой необходимости и др.

«Пенсия, которую мы получаем там, маленькая, в аптеках трудно найти нужные лекарства, к тому же они стоят дорого. Тяжело там живется. Раз в неделю прихожу пешком сюда, чтобы купить все необходимое, так вот и удается выживать», - говорит нам одна женщина преклонного возраста.

Около одного автомобиля трое мужчин и женщина в спешке грузят кучу нужных в хозяйстве вещей: пластиковые тазы, моющие средства и полотенца, из разряда самых дешевых. «В Абхазии неплохо, даже хорошо живем, приходите и увидите», - говорит нам один из мужчин, и автомобиль с абхазскими номерными знаками трогается с места.

В сторонке пожилая женщина, явно встревоженная, ждет кого-то, не отрывая глаз от дороги, идущей от моста. Говорит, что ждет своего племянника, сына сестры, которая после войны осталась жить там, в родительском доме. Она не видела своего племянника несколько лет и боится, что мальчик не придет. Он нуждается в лечении. Едва заметив его из-за поворота, кричит парню в белом автомобиле, чтобы он поехал навстречу мальчику. Когда машина подъезжает к ней, она со слезами на глазах спешит обнять мальчика.

Медицинская помощь

Тем временем появляется машина скорой помощи. С абхазской стороны на высокой скорости подъезжает автомобиль и останавливается около машины скорой помощи. Из автомобиля выносят старушку и укладывают на носилки. Врачи оказывают ей первую помощь, измеряют давление и тут же на месте делают электрокардиограмму. Водитель «скорой помощи» говорит нам, что к ним поступают десятки вызовов из Абхазии, днем и ночью. 

На пропускном пункте близ города Зугдиди: грузины, живущие в Абхазии, прибегают к услугам медицинских учреждений Грузии. Фото: ЦЖРМ

«У нас, в Абхазии, велика коррупция, нужно платить неофициально, а при наших пенсиях не так-то просто платить. Нам постоянно твердят, что в Грузии плохо, что нас убьют, но мы приходим сюда, потому что нам бесплатно оказывают медицинскую помощь и выдают медикаменты», - говорит нам мужчина. 

Люди спокойно проходят и в одну и в другую стороны, без проверки паспортов. Однако маскировочные средства, военная техника и бетонные блоки, следы войны, свидетельствуют о том, что война еще не закончилась. 

За бетонными блоками начинается мост через Ингури, а в середине моста виднеется водруженное знамя самопровозглашенного региона Абхазия. По ту сторону моста стоят российские военные, которые тщательно проверяют каждого приходящего.

Дальше идет только коллега из Грузии. Она родом из региона Гали и была вынуждена бежать вместе с родителями от войны в 1993 году. Одна из ее сестер осталась жить в Абхазии.

День в Абхазии

«Первыми проходят те, у кого абхазские паспорта!», - крикнул российский военнослужащий, проверяющий документы на переходном пункте через реку Ингури, которая отделяет Грузию от своей оккупированной территории Абхазии. Демаркационная линия между Грузией и Абхазией появилась после российско-грузинской войны 1992–1993 годов, в ходе которой Российская Федерация оказала военную помощь Абхазии в отделении от Грузии.

При входе из Грузии в Абхазию нет ощущения, что ты пересекаешь границу, однако, едва переходишь мост через Ингури, оказываешься в настоящей военной засаде: военный пост с вооруженными российскими солдатами, а чуть поодаль – военный бункер. Повсеместно российские военнослужащие, которые разговаривают только на русском языке. Среди проверяющих документы или охраняющих так называемую границу нет ни единого абхаза.

Абхазия. Здесь не очень-то позволяют фотографировать. Фото: ЦЖРМ

Российские военнослужащие позволяют пройти сначала тем, кто обладают паспортами, выданными абхазскими властями, затем тщательно проверяют паспорта остальных, приходящих из Грузии, даже несмотря на то, что большинство из них родом из региона Гали. Чтобы попасть туда, нужен специальный пропуск, который с большим трудом можно получить от абхазских властей. Последние фотографии можно снять до того, как доходишь до контрольно-пропускного пункта. В Абхазии не очень-то позволяют фотографировать. Если у тебя фотоаппарат или видеокамера, сразу же привлекаешь внимание милиционеров или российских военных, которые могут потребовать стереть все фотографии или видеозаписи, снятые в Абхазии.

«Тяжело и невыносимо», - так описывают свою жизнь жители города Гали из одноименного региона Абхазии, населенного преимущественно грузинами. Этот все еще неразрешенный конфликт по-прежнему сопряжен с пагубными последствиями для людей, живущих по одну и другую стороны реки Ингури.

Абхазские власти нередко закрывают пункт перехода в Грузию и люди грузинской национальности, живущие в регионе Гали, вынуждены давать взятку, чтобы получить возможность перейти через демаркационную линию, особенно когда им это насущно необходимо. В 2019 году мост через Ингури был закрыт в течение трех месяцев, расстроив повседневную жизнь около 30.000–40.000 людей.

Данные Мониторинговой миссии Европейского союза (EUMM) показывают, что контрольно-пропускной пункт Ингури ежедневно пересекают около 2.580 человек.

Для грузин, живущих в Гали, этот мост – дорога к школам, больницам и семье. Они пересекают его, чтобы получить доступ к более дешевым продуктам и качественным услугам, отправляясь на свадьбы и похороны. Студенты идут в университеты, чтобы учиться на грузинском языке. Однако нередко для большинства из них дорога в Грузию закрыта.

Абхазский переходной пункт через реку Ингури закрывали несколько раз в 2019 году. Фото: ЦЖРМ

Сотни тысяч грузин бежали из Абхазии во время войны 1992–1993 годов, однако очень многие из них вернулись в Гали после окончания войны. Некоторые, особенно пожилые люди, вовсе не уезжали. Сейчас именно они составляют преобладающую часть населения данного округа. Многие из вернувшихся в свои дома продолжают задаваться вопросом, не совершили ли они ошибку, вернувшись назад, поскольку этнических грузин продолжают ущемлять, и они чувствуют себя беспомощными, лишенными возможности устроить свою жизнь на издревле принадлежавших им землях. Но и абхазам живется не лучше. Абхазия, в былые времена богатая и наводненная туристами, сейчас бедна и поражена коррупцией и преступностью.

Следы войны в Гали, Абхазия 

Грузины из Гали жалуются, что им ограничивают свободу передвижения по региону и с большим трудом выдают абхазские документы. Им не позволяют учиться на грузинском языке и обязывают изучать алгебру, химию, физику на русском языке. Более того, они изучают историю Абхазии и военное дело.

Натия, 16-летняя девушка, учится в одной из школ города Гали. Она показывает учебники, по которым учится. Все изданы в Москве, на русском языке. Мать Натии говорит, что учащимся в Гали очень тяжело учиться на русском языке.

«У меня четверо детей и все учатся в школе. Постоянно помогаю им переводить тексты с русского на грузинский, чтобы они могли понять, о чем речь. И преподаватели – грузины тоже не очень хорошо владеют русским языком, но им не разрешают преподавать на грузинском. «Нам сложно хорошо объяснять материал, потому что в советское время учились в университете на грузинском языке. Хотя мне нелегко, я все же пытаюсь помочь детям учиться, ради их будущего», - говорить нам другая мать.

Марина, 55 лет, не видит будущего для своих детей здесь, в Гали. Как любая мать, хотела бы, чтобы они были рядом с ней, и все надеялась, что ситуация изменится. Теперь не очень верит в то, что этот тлеющий конфликт будет окончательно урегулирован. «Слишком много боли было и все еще есть. Трудно переступить через это. Раны возможно уже не кровоточат, но мы не можем забыть то, что было, и тяжко от всего этого», - говорит женщина.

Учебники, изданные в Москве, по которым учатся дети в Абхазии. Фото: ЦЖРМ

Пропагандистская пресса

Реальные проблемы, с которыми сталкивается население региона Гали, не освещаются в абхазских средствах массовой информации. Если в прессе и пишут о чем-то из региона, то это, как правило, пропаганда. 

Одним из медийных учреждений в Абхазии и Южной Осетии является информационное агентство «Sputnik», которое в одном из недавних материалов отмечало, как легко и просто можно выучить абхазский язык. Журналисты не преминули подчеркнуть, что только этнические грузины говорят, что им трудно выучить государственный язык.

Один из пляжей в городе Сухуми, прежде наводненном туристами

Эксперт Фонда развития СМИ София Чхаидзе (Sophio Ckhaidze) говорит, что у «Sputnik Абхазия» и «Sputnik Южная Осетия» одинаковая издательская политика – пропагандировать, насколько полезна поддержка России во всех сферах, особенно в модернизации армии. Другой лейтмотив пропаганды сводится к тому, что Россия сильное и хорошее государство, а страны Европейского союза и США – уязвимые и плохие. «Если говорить об антизападной пропаганде, следует отметить, что «Sputnik» использует в качестве источника Российское информационное агентство «РИА Новости» и публикует материалы неких авторов, тексты которых всегда направлены против Запада», - говорит София Чхаидзе.

Помимо «Sputnik Абхазия», «РИА Новости» и Радиостанции «Голос России» (Radio Voice of Russia), в Абхазии существуют несколько средств массовой информации, которые распространяют аналогичные пропагандистские месседжи. К их числу относятся порталы Apsni.ru, Аиааира.Info и Информационное агентство «Абхазия-Инфо». И в регионе Гали также существует правительственный телеканал - Gal TV, который вещает только о том, что делает и каким хорошим является правительство Абхазии.

В прессе Абхазии нет никаких сведений об источниках финансирования, владельцах или бенефициарах. Те несколько телеканалов, порталов и газет, вещающих и издаваемых в Абхазии, не указывают источники финансирования, даже те, о которых известно, что они финансируются из бюджета непризнанной республики.

Сопровождающий нас в регионе Гоча Минхорая, журналист одного телеканала города Зугдиди, неоднократно сотрудничал с несколькими журналистами из Абхазии, работал над документированием общих тем, однако они так ничего и не написали для абхазских периодических изданий, в которых работают. «Им не разрешают, все пропускается через определенные фильтры. Они обязаны писать только то, чего от них требуют. Большинство соглашаются на эти условия, поскольку нет другого выбора», - говорит журналист.

На границе с Южной Осетией

Южная Осетия, второй сепаратистский анклав, отделилась от Грузии после российско-грузинской войны августа 2008 года. Москва признала независимость сепаратистской республики, наряду с Никарагуа, Венесуэлой и еще несколькими тихоокенскими островными государствами. После войны российские власти подписали с Южной Осетией договор по обеспечению безопасности, которым обязались сотрудничать в сфере защиты и охраны границ региона.

Фактически, Россия контролирует Южную Осетию, точно также как Абхазию. Российские военные протянули колючую проволоку даже через грузинские населенные пункты. Жители региона говорят, что можно лечь вечером спать в Грузии, а утром проснуться под российской оккупацией, в Осетии. А объясняется это тем, что российские военные нередко меняют демаркационную линию, сдвигая ее вглубь грузинской территории. Также как в Абхазии, здесь по обе стороны возведенной границы издревле жили и грузины. Хотя после шестидневной войны прошло более десяти лет, провокации в этом регионе не прекращаются.

Главный пункт пропуска в Южную Осетию и долину Ахалгори был полностью закрыт 4 сентября и открыт только в декабре. В нормальных условиях здесь ежедневно регистрируются около 400 пересечений границы. 

Марго Мартиашвили, которая перенесла ишемический церебральный инсульт в контролируемом Россией Ахалгорском районе, умерла 28 октября в больнице города Цхинвали, поскольку ее родственники не смогли перевезти ее кратчайшим путем на контролиремую Тбилиси территорию, так как контрольно-пропускной пункт был закрыт.

Известный грузинский врач-травматолог Важа Гаприндашвили был неправомерно задержан 9 ноября близ села Орчосани по обвинению в «незаконном песечении границы» с грузинским регионом Цхинвали, оккупированном Россией.

На контрольно-пропускном пункте на въезде в Южную Осетии, также как на въезде в Абхазию, стоят российские военные с автоматами Калашникова.

Августовская шестидневная война 2008 года между Грузией и вооруженными силами Российской Федерации привела к еще большему обострению конфликта между грузинами и осетинами. Бедность и преступность охватили и этот регион.

День в Приднестровье

Приднестровский регион Республики Молдова отделился в 1991 году, а через год вспыхнула война, которая длилась несколько месяцев при поддержке сил 14 Армии Российской Федерации, дислоцированной на территории региона в советский период. Эту армию готовили к войне на Балканах. Вопреки множеству международных договоров, российские войска продолжают находиться на территории этой сепаратистской республики. В отличие от Грузии, у Республики Молдова нет общей границы с Россией. Молдова граничит в приднестровском регионе с Украиной на расстоянии около 400 километров.

Въезд в приднестровский регион. Фото: ЦЖРМ

Первое огромное различие, которое сразу же бросилось мне в глаза, это то, что в отличие от Абхазии и остальной частью Грузии люди из Приднестровья и Молдовы идут вместе свободно, без каких-либо ограничений. Сравнив ситуацию в моем родном городе в Абхазии, с тем, что я увидела в Приднестровье, у меня возникло такое ощущение, что приднестровский конфликт почти разрешен.

Я колебалась, когда коллеги из Молдовы пригласили меня поехать в Приднестровье, но, к моему удивлению, я, гражданка другой страны, въехала в этот сепаратистский регион не выходя из автомобиля. Пограничных полицейских даже в глаза не видела. Водитель машины отправился с паспортами в какую-то будку и через пять минут мы уже продолжили свой путь в Тирасполь. В Абхазии иностранные граждане обязаны предварительно обратиться в компетентные учреждения с запросом разрешения на выдачу пропуска, причем не факт, что они получат такое разрешение. 

В Абхазии и в Южной Осетии свобода передвижения – самая большая проблема, особенно для этнических грузин. Мост через Ингури, длина которого составляет 870 метров, это единственный пункт легального перехода на территорию, контролируемую Грузией. Мост отмечает демаркационную линию между Грузией и Абхазией, пролегающую вдоль береговой линии реки Ингури. 

Если в Приднестровье мы прошли через контрольно-пропускной пост, не выходя из машины, то же самое невозможно на въезде в Абхазию. Там люди пешком пересекают 870-метровый мост через Ингури, чтобы затем встать в очередь на проверку документов, причем нередко российские военные устраивают им чуть ли не настоящий допрос. В последние годы ситуация даже ухудшилась. Люди чаще всего вынуждены давать взятку, чтобы пройти в Грузию.

В то время как Абхазия все еще в руинах, в Приднестровье сложно отыскать хоть какой-то след войны. Города и села в регионе выглядят реконструированными и ухоженными. Я заметила, что люди с одного и другого берегов Днестра не проявляют ненависти друг к другу.

На тираспольском рынке встретила людей с правого берега Днестра, которые приходят сюда продавать свои сельскохозяйственные продукты. «Так было всегда. Я торговал здесь, потому как рынок большой и можно заработать какие-то деньги. Что делать, если иначе трудно сводить концы с концами? Пенсия маленькая и ее не хватает на жизнь», - говорит нам мужчина пенсионного возраста.

Другой мужчина, помоложе, говорит, что сам он житель Тирасполя, но живется ему нелегко, работы нет, вот он и вынужден продавать на рынке, чтобы заработать на жизнь: «Политика нас разделяет. Политики воюют между собой, а о нас, рядовых людях, позабыли. Их не очень-то волнуют наши проблемы».

Большинство тех, с которыми общаемся на рынке, беседуют, не робея, но когда спрашиваем о тираспольском руководстве, сразу становятся замкнутыми и прекращают разговор, вроде как переключаясь на свои дела.

Город Тирасполь в процессе реконструкции - ремонтируются главные магистрали города, возводятся многоэтажные здания. Фирма «Шериф», которая уже много лет контролирует весь бизнес в регионе, построила современный стадион, на котором проводятся футбольные матчи международного уровня. Один из матчей отборочного турнира Чемпионата мира по футболу состоялся в Тирасполе. На трибунах присутствовал и тогдашний премьер-министр Молдовы Влад Филат.

Знамена сепаратистских анклавов водружены в центре Тирасполя. Неподалеку находится и официальное представительство Абхазии и Южной Осетии. Фото: ЦЖРМ

В магазинах региона, большинство из которых принадлежат все той же фирме «Шериф», полки полны украинских и молдавских товаров. Российских продуктов нет, а из местных можно найти только известные вина и коньяки «Квинт». Удивительным для нас было то, что могли оплачивать покупки банковской картой другой страны, например Грузии.

Все же, при всей открытости между двумя сторонами - свободе передвижения граждан, возможности экономических агентов экспортировать, зарегистрировавшись в Республике Молдова, без того, чтобы платить налоги, - приднестровский конфликт не урегулирован. Он тлеет почти 30 лет, также как и остальные конфликты в других бывших советских республиках. А Россия продолжает хозяйничать в этом регионе, диктовать правила игры и держать граждан в шорах пропаганды.

В регионе часто происходят провокации. Приднестровская милиция неофициально сотрудничает с молдавскими полицейскими. Последние в нескольких случаях помогали задерживать и даже похищать определенных людей, которых затем увозят в приднестровский регион, заключают под стражу и судят.

Россия, которая из агрессора превратилась в миротворца, является участницей переговорного процесса по урегулированию конфликта, наряду с Украиной, США и ОБСЕ. «Это нонсенс, чтобы Россию считали, в равной мере, оккупантом и миротворцем, гарантом урегулирования конфликта, который сама же спровоцировала. При таких обстоятельствах политическому классу следовало бы изыскать варианты, как убедить Кремль признать свой акт оккупации и устранить ее последствия. Иначе, при наличии оккупированных территорий, невозможно вообразить, что Республика Молдова сможет претендовать на вступление в Европейский союз или НАТО. До тех пор, пока не будет устранен фактор оккупации, не может быть речи и об объединении с Румынией», - считает молдавский политический аналитик Игорь Боцан.

В 2017 году Конституционный суд вынес решение, устанавливающее, что Россия незаконно окупировала Приднестровье. Тем не менее, кишиневские политики забывают об этом решении. «Постановления Конституционного суда являются обязательными, и, коль скоро Россия является государством-оккупантом, то естественно следовало бы принять меры по пересмотру всего спектра отношений с этой страной, в том числе принять решение относительно целесообразности денонсирования договора, заключенного в 1992 году, так, как это предусмотрено в статье 8 данного документа», - утверждает Игорь Боцан.

Российская пропаганда в Молдове и Грузии: одинаковые техники и аналогичные месседжи

В Грузии, также как и в Молдове, пропаганда и дезинформация идут рука об руку. Месседжи, распространяемые посредством СМИ, поразительно схожие. Об ЕС чаще всего говорят в ключе преступности и гомосексуализма, источником которых якобы является ЕС. Сюжеты об угрозе мигрантов на повестке дня в обеих странах. 

В Молдове, в ходе избирательной кампании 2016 года, в одной из новостей сообщалось о 30.000 сирийских мигрантов, которых собиралась принять в страну Майя Санду, контркандидат пророссийского претендента на пост главы государства Игоря Додона. Последний стал президентом Молдовы на огромной волне ложных месседжей, нацеленных на малоимущего и плохо информированного избирателя.

В Грузии потенциальными мигрантами считают турков и иранцев, которые якобы могут наводнить страну. Об иранцах пропагандистская пресса пишет, что они якобы скупили самое большое количество всевозможных объектов в Грузии, хотя на самом деле, согласно официальным статистическим данным, россияне занимают первое место по покупке грузинской недвижимости.

В Молдове пропаганда осуществляется посредством нескольких пророссийских СМИ, некоторые из которых финансируются непосредственно Москвой, как например Агенство «Sputnik». Для распространения пропаганды используются румыноязычные медийные учреждения, поддерживаемые пророссийскими партиями, крупнейшей из которых является Партия социалистов, продвинувшая Игоря Додона.

В Грузии пропаганда осуществляется посредством грузинских СМИ, согласно исследованиям медийных организаций. В Грузии мало русскоязычной прессы, к тому же и у той, которая есть, практически нет аудитории, поскольку она уже не представляет интереса для населения.

В 2008 году Грузия запретила российские телеканалы, а в 2012 году, когда некоторые из них снова появились, грузины уже отвыкли от них, и эти вещатели остались без аудитории. Именно поэтому российская пропаганда угнездилась в некоторых грузинских СМИ. Некоторые медиаучреждения, которые по данным мониторингов продвигают российскую пропаганду, получают помощь непосредственно от государственных учреждений, которые платят им за рекламу, то есть, за счет общественных денег. В отличие от Молдовы, Агентство «Sputnik» не издается и не вещает в Грузии, поскольку не имеет лицензии, зато оно является довольно активным в сепаратистских регионах. Телеканал НТВ попытался войти на медиарынок Грузии, но грузинские власти запретили выдачу ему частот.

Российская пропаганда в Грузии

Элене Коштария – оппозиционный депутат в парламенте Грузии. Она говорит, что российская пропаганда используется Россией в стратегических целях, чтобы не допустить полной независимости государств бывшего советского пространства, таких как Грузия, Молдова, Украина.

Одним из инструментов является война, спровоцированная по идентичным сценариям в 1992–1993 годах в Грузия и Молдове, затем в 2008 году в Грузии. Вторым инструментом, который становится все сильнее и сильнее, является пропаганда – «влияние на наши государства, направленное на блокирование их развития, противодействие вступлению в ЕС и НАТО». «Они провоцируют, используя национальные чувства», - говорит депутат.

«В Грузии работа ведется посредством прямых агентов, партий, неправительственных организаций и групп влияния, церкви, а в последнее время и посредством правительственных структур. Нужно оказывать сопротивление. Важно также, как ведется борьба с пропагандой на уровне правительств, как позиционируется правительство: борется или же находится на их стороне. Тут у нас проблема: правительство не только не борется, а вплоть до того, что его представители сотрудничают с определенными группами и даже распространяют определенные пропагандистские месседжи, которые российские агенты хотели бы распространять в Грузии».

По мнению депутата, Грузия должна всему миру рассказывать о том, что ей довелось пережить. «Нужно говорить, что наши территории оккупированы, что у нас гуманитарная катастрофа, сотни тысяч людей были вынуждены стать беженцами или переселенцами. Нужно говорить о том, как Россия нарушает международное право. Второй путь – изыскивать внутренние ресурсы для развития, показывать, что мы постоянно находимся в осадном положении. Вместе с тем, мы должны развиваться, стать привлекательными и для народов, находящихся под оккупацией, вступать в международные организации, стать привлекательными и на внешнем плане», - говорит Элене Коштария.

«Начинаются опасные дискуссии, якобы войну развязала не Россия, а Грузия»

Фото: ЦЖРМ

Депутат встревожена тем, что в последнее время грузинское правительство «начинает опасные дискуссии для независимости Грузии». «Например, затеваются дискуссии о том, кто начал войну, и муссируется идея, что войну развязала не Россия, а Грузия».

«Это происходит в то время, когда Евросоюз открывает нам свои рынки, когда нужно интегрироваться в ЕС, а тут у нас заявления, якобы нам не выжить без российского рынка», - говорит Элене.

«Когда Российская Федерация запретила полеты, правительство субсидировало некоторые полеты из России, несмотря на то, что даже с этими ограничениями количество туристов не уменьшилось», - утверждает депутат.

Она возмущена тем, что грузинские власти не включили в санкционные списки людей, участвовавших в убийстве грузин, и российских офицеров, в отношении которых существуют видеодоказательства совершенных ими зверских поступков.

«Есть видеозапись того, как российские оккупанты убивают людей, однако ни один российский офицер не включен в эти списки. То есть, работа ведется так, чтобы не рассердить русских. Правительство сотрудничает с группами влияния, которые говорят, что Америка плоха, что борьба против гомосекусуалистов ведется якобы для защиты целостности народа. Все это льет воду на мельницу российской пропаганды», - говорит депутат.

В Кишиневе – дискуссии о том, кто остановил войну в Приднестровье 

Совсем не случайно аналогичные дискуссии, только о войне на Днестре 1992 года, ведутся и в Кишиневе. Недавно министр иностранных дел и европейской интеграции Республики Молдова Аурелиу Чокой заявил в интервью, что российская армия в 1992 году остановила кровопролитие в войне в Приднестровье. Заявление чиновника подверглось жесткой критике. Эксперт Дан Дунгачиу говорит, что заявление молдавского дипломата свидетельствует о том, что «позиции Республики Молдова по Приднестровью начинают официально совпадать с позицией Российской Федерации».

Пропагандистская пресса, подпитываемая общественными деньгами

Относительно прессы Элене Коштария говорит, что в последние годы пропаганда осуществляется через некоторые грузинские СМИ. «На Общественном телеканале, например, проводятся антинатовские и антиевропейские дебаты. Мы неоднократно задавались вопросом, почему это делается на наши деньги, почему ведут пропаганду за счет наших денег. Другим экстремистским СМИ, продвигающим ксенофобские, антиевропейские месседжи, то есть, угодные российской пропаганде посылы, поддержку оказывают правительственные учреждения, которые подпитывают их деньгами, выплачиваемыми за рекламу.

«Ведут пропаганду за счет наших денег. Я не сторонница закрытия этих медийных учреждений, но отношение к ним должно быть решительным и без оказания финансовой поддержки. Правительство выступает против проевропейской оппозиции, но не проявляет такого же отношения к пророссийской оппозиции. В последние годы мы тратим драгоценное время на демократические реформы. Мы находимся в пространстве, изобилующем конфликтами и проблемами. Криминогеная обстановка обостряется, а это сказывается и на туризме. Мы должны показать, что неоккупированная часть Грузии становится привлекательной. Россия продолжает препятствовать этому. Москва знает, если жизнь людей улучшится, то интеграция в ЕС станет реальностью, а это обеспечит жителям оккупированных территорий больше шансов на интеграцию», - отмечает Элене Коштария. 

​    ​
Тамар Хорбаладзе, Media Development Foundation Грузии. Фото: ЦЖРМ

Тамар Хорбаладзе является председателм правления Фонда развития СМИ (Media Development Foundation) Грузии. Организация на протяжении многих лет осуществляет мониторинг СМИ Грузии, с акцентом на пропаганде.

Она говорит, что российская пропаганда в Грузии орудует месседжами об угрозе грузинским традициям: «Нас хотят сделать гомосексуалистами». 

«Некоторые месседжи пугали людей тем, что правительство обязалось принять больше мигрантов из Сирии и Ирана и грузины окажутся в меньшинстве», - говорит Тамар.

В конечном итоге месседжи возымели эффект: количество туристов из соответствующих стран сократилось.

«В социальных сетях пропаганда вышла из-под контроля»

«Когда говорим о пропаганде, следует учитывать и социальные сети, которые очень популярны. Пропаганда перешла в социальные сети и с ней очень трудно бороться. Наиболее распространенными являются месседжи о преступлениях, убийствах на Западе, или о том, что дети получают свой первый сексуальный опыт с родителями, и что то же самое неминуемо будет и в Грузии, если мы сблизимся с ЕС и США. То есть, интенсивно говорят о том, как плох Запад», - говорит эксперт.

«Трудно бороться с российской пропагандой, которая крайне массивна, располагает большими ресурсами и ведет интенсивную работу по разным направлениям».

В Грузии и церковь играет далеко не последнюю роль в распространении российской пропаганды. Через церковь проходят все месседжи, лишь немногие противятся этому, и в целом вся система работает на пропаганду.

Говоря о пропаганде в оккупированных территориях, Тамар отмечает, что связь с тамошними жителями очень слабая, нет возможностей свободного прохождения туда, люди идут украдкой, стараются не говорить об этом, чтобы не создавать себе проблемы.

«Но и мы не проявляем особую активность. Заняли определенную позицию, прикидываемся, что не замечаем, знаем, не забываем. Очень мало информации поступает из оккупированных территорий. А там очень много дезинформации. Когда несколько абхазов пришли на футбольный матч, то очень удивились, что их никто не убивает. Журналист, побывавший в Зугдиди, написал в своем блоге, что не хотел видеть все это. Россия делала и делает все возможное для того, чтобы население оккупированных территорий не получало достоверную информацию».

Дискурс ненависти, на грани исчезновения

В последние годы почти исчез дискурс ненависти по отношению к абхазам или осетинам. «Того, что было в 90-х годах, уже нет. Ненависть к абхазам или осетинам уже не в ходу. Это отличает нас от Карабаха, там в прессе все еще существует дискурс ненависти. И ненависть к России поубавилась, но усилилась в отношении Запада, ЛГБТ», - утверждает эксперт.

Мы спросили Тамар, впрочем, как и других людей, с которыми беседовали в Грузии и Молдове, каковы возможные пути изменения, противодействия потоку пропагандистской продукции. Нужно повысить уровень критического мышления среди потребителей медиапродуктов, среди молодежи, особенно тех, кто проводит больше времени в онлайновой среде, куда массивно мигрировала пропаганда, говорит она.

«Можно быть этичными, но информация поступает не только через СМИ, но и через социальные сети. Если не обладаешь хорошей медийной подготовкой, то крайне сложно разобраться. Запад не отреагировал адекватно и своевременно на российскую пропаганду и, к сожалению, сейчас у нее солидное преимущество. То, что я говорю, не внушает оптимизма, но это так. Стратегия европейской интеграции предусматривает защиту информационного пространства. Над этим аспектом работают неправительственные организации, а не правительство. Но власти считают эти организации не партнерами, а врагами», - уточняет Тамар Хорбаладзе. 

Владимир Менабде, главный редактор региональной газеты «Гуриис моамбе» («Вестник Гурии») из города Озургети, столицы региона Гурия, говорит, что в последние годы российская пропаганда оказывает сильное влияние на грузинскую прессу. Он считает, что Россия проплачивает некоторых владельцев СМИ для того, чтобы они распространяли фейковый контент.

«В нашем регионе, который во времена Советского союза постоянно был наводнен российскими агентами, поскольку мы на границе с Турцией, и сейчас не трудно найти агентов, работающих на Москву. Ну а поскольку региональная пресса сталкивается с финансовыми трудностями, некоторые редакторы и журналисты соглашаются за определенные суммы денег продвигать то, чего хотят московские агенты... Печально то, что происходит сейчас в некоторых грузинских СМИ», - говорит Владимир Менабде.

Российская пропаганда в Молдове

Кишиневская журналистка Лилия Захария – менеджер веб-сайта Stop Fals, который опровергает ложные новости и дезинформацию в Молдове.

Она говорит, что российская пропаганда оказывает серьезное воздействие на общественное мнение в Молдове, поскольку для ее продвижения используется множество пророссийскийх веб-сайтов, таких как «​​Комсомольская правда», «Молдавские ведомости», «Sputnik Молдова», а также ряд телеканалов и радиостанций.

Эти сайты публикуют много дезинформирующих текстов. Ложные и предвзятые новости затем заимствуют другие десятки СМИ.

Чаще всего пишут в негативном ключе об Европейском союзе или НАТО. В негативном свете представляются также Украина и Румыния. 

«У нас самый большой объем продаж у «Комсомольской правды». Посредством этой газеты российская пропаганда негативно влияет на людей. Публикуемыми материалами это издание подстрекает к ненависти, пытается настраивать молдаван и русских друг против друга, сеять раздор между румыноязычным и русскоязычным населением посредством месседжей по поводу румынского и русского языков, истории или Запада и Востока. В Молдове нет государственных учреждений, направленных на борьбу с дезинформацией и ложными новостями, этим занимаются только гражданское общество и некоторые журналисты, специализирующиеся на выявлении и опровержении фейков и дезинформации. Тем не менее, информирование граждан о том, как различать ложные новости от достоверных, как распознавать пропаганду, - крайне трудный процесс, так как 70% средств массовой информации в Республике Молдова ежедневно занимаются пропагандой / дезинформацией», - говорит Лилия Захария.

И в Грузии, и в Молдове дезинформация преследует одинаковую цель – отдалить наши страны от НАТО и ЕС и вернуть их на орбиту России, считает Лилия Захария. Самое большое количество ложных новостей распространяется в период избирательных кампаний. И эта пропаганда работает. В ноябре 2016 года на фоне предвыборной кампании с ярко выраженными пророссийскими, антинатовскими и антиевропейскими мессеждами молдавские граждане избрали президентом пророссийского кандидата Игоря Додона.

«Мы видим результаты пропаганды, дезинформации в электоральный период. Год назад, большую часть прессы контролировал лидер демократов Влад Плахотнюк, а теперь это влияние перешло к Игорю Додону и Партии социалистов, которой он продолжает неофициально руководить. Пророссийские телеканалы поддерживают и продвигают пророссийскую политику Игоря Додона. Эти медийные учреждения распространяют много пропагандистских посылов, которые сильнее всего влияют на сельских жителей, не располагающих альтернативными источниками информации», - утверждает Лилия Захария.

Румынские бастионы в Приднестровье

В сепаратистском приднестровском регионе Республики Молдова восемь школ на протяжении почти трех десятилетий продолжают оставаться бастионами румынского языка и противостоят полной русификации региона. Румынские школы, как их называют даже власти самопровозглашенной республики, работают в крайне трудных условиях, искусственно созданных тираспольским режимом. Семь из названных восьми школ не имеют собственных зданий, а арендуемые помещения не обеспечивают элементарных условий для учебной деятельности. Учебным заведениям запрещено исполнение гимна Республики Молдова на торжественных линейках в начале и в конце учебного года, равно как и вывешивать триколор.

Лицеи из Тирасполя, Бендер, Рыбницы, Григориополя и Дубэсарь, а также три гимназии – одна в Бендерах, городе на правом берегу Днестра, но контролируемом тираспольскими властями, и две в селах Коржова и Роги, входящих в состав Дубэсарского района, которые неподведомствены тираспольскому самопровозглашенному режиму, финансируются Кишиневом, но все равно им приходится нелегко.

Учащиеся учатся по современным учебникам на латинской графике. Совсем иная ситуация в Лицее имени Штефана чел Маре из Григориополя, который на данный момент расположен в селе Дороцкая, куда был переведен после того, как в 2002 году сепаратистские власти обязали учебное заведение вести преподавание на основе славянской письменности – кириллицы. С тех пор учащиеся из нескольких сел, в том числе Бутор и Ташлык, находящихся под контролем тираспольского режима, ежедневно едут в Дороцкая, чтобы учиться на румынском языке.

Ион Йовчев. Фото: ЦЖРМ

Школы из Приднестровья с преподаванием на румынском языке в последние 27 лет были для так называемых тираспольских властей разменной монетой в переговорном процессе с Кишиневом. 

В 2004 и 2006 годах родители, преподаватели и учащиеся из населенных пунктов Рыбница, Бендеры и Григориополь обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с жалобой на нарушение целого ряда их прав, таких как право на образование, на неприкосновенность частной жизни, на недискриминацию.

В 2012 году ЕСПЧ признал нарушение права на образование в отношении Российской Федерации. В то же время по этим искам ЕСПЧ постановил, что Республика Молдова не виновна в нарушении права на образование.

Румынские колядки в сердце Тирасполя 

В Тираспольский теоретический лицей имени Лучиана Благи мы пришли 24 декабря, в канун Рождества и перед школьными каникулами.

Учащиеся, от мала до велика, одетые в национальную одежду, колядовали, поздравляя преподавателей и родителей. Румынский язык звучал красиво в колядках под звон колокольчиков.

«У нас учатся дети из русскоязычных семей. Они не умели говорить на румынском. Здесь выучили язык, и теперь их не отличишь от других учеников, для которых румынский – родной язык», - говорит нам директор лицея Ион Йовчев, болгарин по национальности, который уже 30 лет преподает на румынском языке в школе, расположенной в самом сердце Тирасполя, столицы сепаратистского анклава.

«Думаю, что самая большая наша заслуга в том, что мы смогли вырвать столько детей из проповедуемой здесь идеологии... Даже не знаю, как ее назвать – коммунистической, шовинистской, пророссийской. Нам удалось добиться того, чтобы эти дети поняли, каково быть свободным человеком, что такое несгибаемость и достоинство, и приобщились к европейским ценностям. Более тысячи детей вышли из стен нашего лицея, а это большое и благое дело. Нас столько мучили в этом городе, столько довелось пережить, были и разгромы, и разрушения, но мы как птица Феникс возрождались из пепла. Было тяжело, но и интересно. Это философия моей жизни. Это, по сути, мой крест, возложенный на меня Богом и преподавательским коллективом», - говорит нам Ион Йовчев, отвечая на вопрос, каково выдержать и выстоять здесь.

В Тирасполе антизападная и антирумынская пропаганда была и в период Советского союза. Позднее образ врага проиобрели США и Румыния. Промывание мозгов осуществляется посредством прессы, а в последнее время и посредством сайтов тираспольской администрации, говорит директор. 

«Сейчас для Приднестровья врагом номер один является Республика Молдова и, естественно, Румыния. Нам удалось привлечь в наше учебное заведение детей не только молдаван, как их здесь называют, которые фактически являются румынами, но и русских. Учащиеся и их родители поняли, что вещи обстоят не совсем так, как об этом пишут и вещают местные СМИ. К нам пришло и много детей из русскоязычных детских садов, которые совсем не знали румынского языка, а теперь говорят на прекрасном румынском языке. Учащиеся своими глазами увидели дома румынских писателей, видели какова Румыния и убедились, что она совсем не такая, какой ее представляют здесь, в Тирасполе», - рассказывает Йовчев.

Российское гражданство против румынского гражданства

В лицее встретили одного его выпускника. Николай Романов окончил университет в Румынии и сейчас является докторантом одного из ясских университетов. Он на каникулах и пришел проведать преподавателей. Все его одноклассники уехали из Приднестровья, поскольку не видят здесь своего будущего. Большинство из них в Европе. Вспоминает, что в детстве дети, которые разговаривали на русском, обзывали их румынами или фашистами и даже захватчиками.

«И мои сверстники, которые учились в русских школах, уехали отсюда, одни – в Москву, но большинство – в Европу, которую так порицают здесь, в Тирасполе. Оформили себе молдавские паспорта и пользуются безвизовым режимом Молдовы с ЕС. Некоторые, несмотря на то, что обладали российским гражданством, получили румынское гражданство, которое обеспечивает больше перспектив», - говорит Николай. 

Недавно пресса писала, что даже супруга президента Приднестровской Молдавской Республики Вадима Красносельского, одного из зачинщиков антиевропейских и антирумынских месседжей, обладает румынским гражданством. Тираспольский лидер неоднократно высказывался относительно «освобождения от румынской оккупации», и этот пропагандистский месседж очень часто используется в приднестровском регионе. 

«В то время как «пророссийцы» борются с пеной у рта за «независимость Приднестровья» (Приднестровской Молдавской Республики – прим. ред.) и за «освобождение из-под ига румын», - их лидеры оформляют румынское гражданство и документы. Живут хорошо и по-европейски. Добровольно и никем не принуждаемые лезут «под иго», от которого они якобы хотят избавиться. Румыния плоха и ее критикуют только для простаков, которые верят и следуют их пропаганде. В остальном, каждый урывает, что может, и лобзает знамя Румынии, и присягает на верность ей», — заявил Влад Билецкий, активист, который обнародовал эту информацию. Он обратился к румынским властям с ходатайством принять меры «в отношении антирумынских сепаратистов, но с румынским гражданством и присягой в верности Румынии».

Большинство жителей приднестровского региона обладают гражданством Республики Молдова. Кишиневское правительство со временем предоставило им льготы на оформление документов, включая биометрические паспорта, которые, после либерализации визового режима со странами Европейского союза, обеспечивают возможность свободного передвижения в ЕС.

Школы с преподаванием на кириллице

Отправляемся в сельскую школу, в село Мэлэешть Григориопольского района, в 11 километрах от Тирасполя. Большинство жителей села - молдаване. Школа подведомственна тираспольскому министерству образования. Здесь дети учатся на молдавском языке, но на основе кириллицы. Румынский язык с кириллическим алфавитом – изобретение Москвы с целью отдаления молдаван от их братьев-румын из Румынии и от румынского языка.

В приднестровском регионе около 30 школ, в которых дети молдаван учатся на вымышленном языке, так называемом молдавском (тот же румынский язык, но с кириллическим алфавитом). Их число с каждым годом уменьшается. В то же время увеличивается число школ с преподаванием на русском языке.

Фото: ЦЖРМ

«Дети, окончившие школы на левом берегу Днестра, приспосабливаются и учатся в Республике Молдова, Румынии, а также в университетах Российской Федерации. На правом берегу Днестра им приходится сдавать экзамены на степень бакалавра, потому что у нас, в Приднестровье, они учатся только 11 классов. А в Российской Федерации они поступают на первый курс вузов», - говорит нам преподаватель на условиях анонимности, чтобы избежать проблем с властями.

Учебники издаются централизовано в Приднестровье. Некоторые учебники, такие как, например, по точным наукам, это переведенные российские учебники. Другие написаны русскими авторами, отобранными Тирасполем из числа сторонников приднестровских реалий. Книги печатаются в Тирасполе. По молдавскому языку и литературе дети изучают некоторые произведения молдавских писателей и поэтов, которые изучались в советский период. 

В библиотеке видим учебники на кириллице, крайне идеологизированные. Здесь дети изучают Историю России и Историю родного края, то есть, приднестровского региона. Листая эти книги, замечаем, что в них много написано о «румыно-фашистских захватчиках», с точно такими же посылами, которыми оперирует российская пропаганда в регионе. Почти идентичные учебники видели и в Абхазии.

Преподаватели, с которыми беседуем, просят не указывать их имена в нашем материале, поскольку у них могут возникнуть проблемы.

Фото: ЦЖРМ

В одном селе беседуем с несколькими прохожими. Люди соглашаются говорить о тираспольском режиме, но их мнения разнятся. Одни считают, что Оперативная группа российских войск, бывшая 14 армия, является гарантом мира, а другие говорят, что ее давно следовало бы выдворить из региона.

Фото: ЦЖРМ

Одна женщина рассказывает, что была учительницей, но не смогла долго работать в школе, особенно когда ввели кириллицу.

«Я уважаю русский народ, потому что за свою жизнь, при моем возрасте, доводилось встречать разных людей. Когда нам поставили условие впредь преподавать на основе кириллической письменности, я отказалась работать в школе. После работала в городе, в одном из лицеев, но меня вежливо попросили уйти».

Приднестровская пресса и пропаганда

Приднестровье это маленькое никем не признанное сепаратистское государство с площадью около 4.000 квадратных километров и населением около 300.000 жителей.

В городских киосках много прессы на русском языке, а также местных газет: «Днестровская правда», «Человек и его права», «Правда Приднестровья», «Приднестровье», «Вестник», «Дружба» и «Адевэрул Нистрян».

Последняя газета издана на кирилице. Газеты, которые мы купили в ноябре, писали о встрече президента самопровозглашенной приднестровской республики с президентом Молдовы Игорем Додоном. В 2016 году, впервые после войны на Днестре, населению региона разрешили голосовать за кандидата на пост Президента Республики Молдова, а на парламентских выборах 2019 года даже открыли три избирательных округа для районов левобережья Днестра и города Бендеры, который находится на правом берегу Днестра, и в кишиневский законодательный орган прошли три депутата, представляющих население приднестровского региона. (фото газет).

Фото: ЦЖРМ

В Бендерах издается газета «Новое время», а в городе Слобозия – газета «Слободзейские вести», в городе Дубэсарь - газета «Заря Приднестровья». В Тирасполе помимо прочего издается и одна газета на украинском языке – «Гомін» (Гомон). Все газеты финансируются за счет средств местной администрации, в их издательской политике преобладает только одно мнение – официальное – с публикацией множества идеологизированных материалов с антиевропейскими и пророссийскими месседжами.

Есть только одна независимая газета, которая издается в городе Рыбница, – «Добрый день». Независимость этого издания объясняется тем, что в нем публикуются в основном статьи из области культуры и развлечений, незатрагивающие администрацию региона.

В приднестровском регионе вещают шесть телеканалов: государственный телеканал «Первый Приднестровский», муниципальный телеканал города Бендеры, частные телеканалы ТСВ («Телевидение свободного выбора») холдинга «Шериф», который контролирует регион и стоит за спиной политической партии «Обновление». В Рыбнице вещает «ЛикТВ», а в Бендерах – первое приднестровское интернет-телевидение «Днестр ТВ».

Фото: ЦЖРМ

«24 радиочастоты используются Москвой для пропаганды в Европе»

Издательский контент большинства газет и телеканалов региона не очень отличается – одинаковые политические, экономические и социальные месседжи с восхвалением Москвы и руководства сепаратистской администрации. 

«В Приднестровье наблюдается очень сильный процесс русификации. Намного сильнее, чем в пору Советского союза», - говорит депутат Парламента Республики Молдова Оазу Нантой.

Мы попытались узнать, какое учреждение выдает частоты на вещание приднестровским телеканалам, поскольку на веб-странице Координационного совета по телевидению и радио Республики Молдова не нашли никакой информации по приднестровскому региону.

В отличие от правобережья Днестра, в районах левобережья уже несколько лет как перешли на наземное цифровое телевидение на основе местных частот. Частоты аналогового кишиневского телевидения практически заблокированы. «Если и правобережье Днестра перейдет на цифровой формат телевидения, получим возможность вещать и в Приднестровье», - говорит депутат Парламента Республики Молдова Василий Нэстасе, заместитель председателя парламентской Комиссии по средствам массовой информации.

«В приднестровском регионе сейчас используются цифровые частоты. Они являются собственностью Молдовы, но беспрепятственно используются сепаратистами с молчаливого согласия молдавских властей. Точно также используется и сеть «Молдтелекома», и другие объекты государственной собственности, присвоенные антиконституционным режимом. Используются также и российские частоты, в интересах Российской Федерации», - уточняет депутат.

В то же время, две частоты радиопередающего центра «Маяк» в Григориополе, по которым транслировались два канала общественной радиостанции – «Радио Молдова» и «Лучафэрул» – сейчас являются собственностью тираспольских сепаратистов.

«Там существуют и 24 частоты Российской Федерации, еще с советских времен, по которым осуществлялась трансляция в страны Латинской Америки, Автралию, Европу. Это продолжается и сейчас, и в данном случае проблема в том, что Российская Федерация использует конституционную территорию Республики Молдова для трансляции своих программ в разные страны мира, а то, что транслирует отсюда Москва – это чистая пропаганда, что, на мой взгляд, является посягательством на информационную безопасность Республики Молдова и других государств», - говорит Василий Нэстасе. 

Василий Нэстасе уточняет, что недавно отправил два запроса в Службу информации и безопасности и в Национальную службу по управлению радиочастотами для прояснения ситуации.

Материал выполнен в рамках совместного проекта Центра журналистских расследований Молдовы и Ассоциации региональной прессы Грузии.

The article was prepared as part of the investigative reporting grant funded by the Institute of War and Peace Reporting (IWPR) within the Project «Giving Voice, Driving Change - from the Borderland to the Steppes». The views and opinions expressed in this article are those of the authors and do not necessarily reflect the official policy or position of the Institute for War and Peace Reporting.

Расследования по теме

Предыдущая статья на эту же тему

Следующая статья на эту же тему

Материалы платформы www.anticoruptie.md могут быть использованы только в сокращении до 1.000 символов. Все интернет ресурсы обязаны указывать источник и прямую ссылку на статью. Печатные издания, радиостанции и телеканалы должны озвучивать источник. Копирование полного текста разрешается только с предварительной договоренностью с Центром Журналистских Расследований. Статьи, опубликованные на портале www.anticoruptie.md защищены Законом об авторском праве и смежных правах.

Комментарии